18:43 

перед падением Икар видел солнце

udemia
гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)


Икар стоит на краю обрыва и пинает камушки вниз в море.
папа вчера сказал, мол, уезжаем. Икар, конечно, совсем этому не рад. Икар родился на Крите, ровно одиннадцать лет назад. папе что, он всю жизнь переезжает, а еще он творческий человек, поэтому место жительства для него вообще не имеет такого значения. так он говорит Икару. до того, как приехать сюда, он жил в Аттике, в Афинах. в Афинах папа убил своего племянника – мальчишки говорят, что из зависти, но они сами из зависти это говорят, их-то отцов никогда за убийство не изгоняли из полиса.
Икар не знает, что плохого в убийствах. ему бы, конечно, не хотелось, чтобы кто-то убил его, но если подумать – люди только и делают, что убивают кого-то, а про богов и говорить нечего. за такие вещи, которые для Икара с мальчишками просто игра.
а другие – не мальчишки, им и слова-то такие произносить нельзя, – сказали, что папа все сделал правильно, потому что свой племянник вступил в кровосмесительную связь со своей матерью. это значит – спал со своей матерью. Икар не знает, что это значит, потому что все вокруг про такое говорят только шепотом.
папа убил своего племянника и нес его в мешке, чтобы похоронить – он же не хотел оскорбить богов. мальчишки спросили его, что он несет в мешке. он им сказал, что поймал змею. а они не поверили, потому что на мешке была кровь. как будто у змей крови не бывает.
еще как бывает – Икар сам ловил с мальчишками змей уже здесь, на Крите, на побережье, и разбивал им голову камнем.
мальчишкам нравилось играть с Икаром, потому что его папа изобрел скульптуру, и они думали, что он станет от этого задаваться, а он не стал. они часто ходили гулять к лабиринту, который тоже построил его папа. мальчишки считали, что папа рассказал Икару, как пройти по лабиринту и выбраться назад, но папа этого не делал. Икар так им и говорил. они, наверное, не верили.
они заходили в лабиринт и соревновались на храбрость, кто дальше. дальше третьего поворота не заходил никто. надо ведь было не только зайти и выйти, но и внутри драться с быком, царским сыном, а этому папа его точно не учил.
раз в девять лет гулять возле лабиринта было нельзя, потому что туда приходили семь парней и семь девушек со связанными руками, на корм царскому сыну. Икар видел их один раз, но он был уже достаточно взрослый, чтобы запомнить. они были очень красивые, в тонких светлых одеждах.
мальчишек было шестеро, Икар седьмой, и они играли, что они и есть эти парни. Икар однажды придумал зайти в лабиринт с клубком ниток. Агелай, другой, сказал: у быка там что, котята? но он был глупый – клубок нужно было разматывать и потом по нити, как по дороге, выйти назад. Икар был умный – мальчишки так сказали, а это значит, люди говорят. как говорят люди, так и есть – иначе бы папа никогда не сделался скульптором.
клубка у них тогда не было – клубки бывают только у девочек, потому что они прядут. в Афинах, папа рассказывал, они целый год сидят дома, чтобы прясть одежду для богини. иногда от этого они превращаются в пауков. но они никогда не играют с мальчиками. поэтому, когда мальчишки играли у лабиринта, с ними никогда не было семи девушек. а у семи девушек, которых приводили к лабиринту раз в девять лет, не было клубков, потому что руки у них были связаны.
теперь Икар никому уже не расскажет о том, что он придумал, потому что они уезжают.
камни маленькие, потому что сухая скала мелко крошится, и когда они падают, их быстро перестает быть видно. папа зовет его. Икар сталкивает в море последний камушек и бежит к нему.

они никуда не уезжают.
уехать от царя Миноса на простой колеснице не легче, чем на золотой колеснице Гелиоса. царь Минос гордится тем, что у него при дворе живет первый в мире скульптор. царь Минос боится, что папа обманет его, и страшный лабиринт разрушится, если он уедет, и царский сын начнет поедать критских юношей и девушек. царь Минос сердится, что жена его Пасифая не любила его, а любила белого быка. а другие говорят шепотом, что папа помог ей обмануть царя, и что от этого и родился у нее сын, который теперь живет в лабиринте. царь хотел в наказание заключить в лабиринт их с Икаром, но что толку заключать в лабиринт того, кто его построил?
они улетают.
папа надевает Икару на руки крылья. он сделал их из птичьих перьев – большие связал веревочками, а мелкие склеил пчелиным воском. Икар дергает за веревочку. папе помогали делать крылья птицы, пчелы и девочки. Икар дергает себя за палец, тянет за запястье и держит в горсти свой локоть, а потом руки у него совсем становятся крыльями, и вот он уже летит. над сухой скалой – и над мокрым морем – и над крошками скалы, тоже мокрыми, потонувшими в нем. папа летит за ним. они поднимаются выше, туда, где воздух холодный, как вода. рыбаки, пастухи и пахари смотрят им вслед и принимают их за богов.

Икару нельзя лететь низко над водой, чтобы не намочить перья.
Икару нельзя лететь высоко под солнцем, чтобы не растопить воск.
Икар летит посередине между морем и небом и смотрит вниз.
вода рябая от ветра, и Икар не видит ни своего отражения – ни длинных серебряных рыб и зеленых водорослей – ни камней на дне. он машет крыльями – и каждый раз, когда ему кажется, что он вот-вот разглядит – он пролетает на два локтя вперед.
Икар летит посередине между небом и морем и смотрит вверх.
облака рябые от ветра. солнечный Гелиос ослепляет преступников, а Икара он просветляет. Икар видит – свет – рога тельца – кентавр – голубой и оранжевый – лев – скорпион и рак – блеск – полный ковш драгоценных камней – розовый и лиловый – гром и молния – Гелиос едет на своей золотой колеснице, у него белое лицо и золотые одежды.
должно быть, Гелиос ослепил его папу, ведь папа преступник.
Икар становится очень легким, а потом сразу очень тяжелым, он видит солнце, а потом его отражение в море, он чувствует жар на лице, а потом лицо начинает плакать, он пролетает вперед еще на два локтя, а потом два локтя врастают ему в два плеча, и он падает падает падает падает падет, и его быстро перестает быть видно.

Дедал долго кружит на месте над морщинистым морем и смотрит на перья, кружащиеся на воде. потом он взмахивает крыльями и берет путь на север.
он летит долго – долго – долго и наконец приземляется на краю сухой белой скалы. он отвязывает крылья и долго разминает затекшую шею и руки. облизывает палец, соленый от пота и морского ветра.
за спиной у него скала крошится и шуршит.
– сколько лет, сколько зим! – радостно восклицает Геракл, подходя сзади и хлопая его по плечу. – сейчас погутарим, только подсоби мне кое с чем, будь друг.
когда-то давно Дедал изваял Геракла в бронзе, и вышло так похоже, что Геракл принял статую за другого необыкновенного силача и одним ударом опрокинул ее наземь. к Дедалу он с тех пор относился с нежностью.
– я только что с Крита, бычка уговаривал. Посейдон уважил, день в день подарочек прислал, – гудит он, пока Дедал ковыляет за ним по склону.
внизу, в пещере, завернув в гераклов плащ, они хоронят Икара.
после долго сидят на берегу и смотрят на разведенный в песке огонь. Делал сушит одежду и крылья, Геракл делится новостями:
– на Крите у них только и разговоров, что про царского сынка. с данниками на корабль пробрался другой царский сынок. там поговорил как надо, стало быть, с ихней дочкой. она ему дала клубок. я думаю: бабы они и есть бабы. а эта ничего. он клубок того-этого, а потом по нему назад вышел, что по твоей дороге. только на этом все не кончилось. сила, как говорится, есть, ума не надо. там он всем ручкой сделал красиво, ничего не скажешь, а паруса поменять забыл. папаша с берега это увидел – и скок в море. у них там теперь такая буча поднялась – море хотят назвать в его честь. а что с этих скал чуть не каждый год пьяницы падают – это пускай, в их честь только паново полено и назовут. чего тут скажешь. что дозволено Зевсу, быку не дозволено – если, конечно, это не Зевс в бычьем обличье. цари – они цари и есть.
Дедал всерьез обдумывает возможность сброситься со скалы в море, но не делает этого. он, как-никак, творческий человек. на следующее утро он вылетает в Кумы и там посвящает свои крылья Аполлону.

читать дальше

@темы: налей себе ещё немного экстраверсии, проза, тексты

URL
   

комизм тотальности мелочей

главная