udemia
гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
сегодня я оказалась в гмии первый раз за последние три месяца, чтобы обсудить то, что я удаленно с незавидным непостоянством делаю для него с осени прошлого года. я, конечно, очень боялась, что никто уже не помнит меня в лицо, и мне придется молча соглашаться, что я переврала концепцию единственного простенького удаленного дела и очернила себя как юного искусствоведа, и что лучше мне просто уйти прямо сейчас.
но этого не случилось.
каждый раз, когда я попадаю в гмии, я понимаю, что мне действительно радостно смотреть и думать про все это, и что я, скорее всего, не умру во цвете лет, попытавшись запихнуть себе в горло "введение в историческое изучение искусства".

я уже достаточно раз рассказала эту историю всяким людям, чтобы рассказать ее здесь, так вот: однажды, когда я возвращалась со своих первых раскопок, в одном плацкартном вагоне с нашей группой случилась тетка, которая стала спрашивать нас, кто мы такие и что за сумки мы тащим с собой в москву. и когда мы, страшно на тот момент вдохновленные, рассказали ей, что мы - археологическая экспедиция пушкинского музея, а в сумках - тарелки четвертого века нашей эры, она очень сочувственно покачала головой и сказала что-то вроде "ну что же вы, детки, не понимаете, что это ваши руководители специально закопали, чтобы вас порадовать?"
и я сидела на своей нижней полке, прилипнув ляжками к обивке, и пыталась понять, что есть люди, для которых археологии не существует как науки совсем.

потом прошло четыре года, и умудренная двадцатилетней работой в музее дама, ведущая у нас семинары в пушкинском, спросила "вы что же, собираетесь работать экскурсоводами?", и это звучало очень презрительно.

и может быть, это дурацкий просветительский пафос, но я уже очень давно не понимаю, почему у меня в голове есть информация про находки на стоянке костёнки, но желание донести ее до тетки, которая не верит в стоянки, ниже моего достоинства.

может быть, потому, что образ популяризатора-и-просветителя дискредитируется бесконечными женщинами с кремовыми тортами на головах, которые говорят "вот подлинная вещь номер раз" и слишком часто используют слово "великий".
для того, чтобы лечить людей, ты должен учиться, но для того, чтобы рассказывать об искусстве - нет.
я не хочу отдалять людей от картин и принижать их сравнением с ними. я хочу помогать им смотреть и думать - и радоваться от этого.

впрочем, и не настолько, как сегодня описывал арсений, когда мы обсуждали перевранную концепцию дела. "нам нужно что-то близкое народу", - говорил он (арсений носат, громко разговаривает, любит фильмы марвел и каким-то невероятным образом до сих пор ходит в свитерах), - "возьми пример вот с этой блоггерши, она пишет статьи типа "шлюхи в живописи".

чудесная наташа разделяет и координирует некоторые мои дурацкие пожелания. мало что может быть приятнее, чем знать, что именно нужно делать, чтобы сделать хорошо.

мы с Мари недавно придумали мне профессию. мы качались на качелях в фотостудии, где проходил концерт наших добрых знакомых, и Мари сказала что-то вроде "я представляю, какие книги мне нравятся, и какие исполнители - тоже, но ничего не знаю про своих любимых художников". и я стала спрашивать "тебе нравятся четкие контуры? тебе нравится, когда холодно или тепло?", и в итоге, помимо того, что Мари - первая из моих знакомых, кому всерьез нравится классицизм, я обнаружила, что это неплохая идея. я буду отнимать работу у дизайнеров - люди будут описывать мне, чего они хотят, а я буду говорить им "точно! такое уже существует! его написал вот этот, а висит оно там, можете пойти и насладиться".
главное - не скатиться в предсказание судеб или псевдопсихологическое типирование.

завтра я поеду в гмии на собрание выпускников клуба юных искусствоведов и буду там самой младшей, потому что наташа, которая отвечает за кюи сейчас, участвовать изначально не собиралась, а арсения допускать дотуда не хочет, потому что он громко говорит, и юные искусствоведы полувековой давности могут обидеться, что им не дают слова.
история осложняется тем, что наташе, которая отвечает за кюи сейчас, такая возможность выпала не так давно, и предоставила ей ее НН - одна из классических музейных дам, очень похожая на нашу семинарскую даму парой абзацев выше, которая хочет еще двадцать лет вести лекции так, как она вела их двадцать лет назад. конечно, НН сделала это не по собственной воле и пожаловалась на злой рок всем, до кого дотянулась. а если у наташи есть арсений, то у НН, как давнего и уважаемого руководителя делами юных искусствоведов, есть десяток арсениев, каждому из которых лет этак пятьдесят. главного арсения НН зовут, кажется, тоже арсений (так же легко запутаться в брейгелях, которых как раз сейчас выставляют под греческим двориком), и он особенно обижается, если ему не дают слова,
поэтому завтра на собрание едут не наташа и ее арсений, которые за последние три месяца успели стать объектом его персональной ненависти, а я (см. первую строчку поста).

если отвлечься от внутренних терок, кажется, что ничего не меняется - сегодня на брейгелях женщина упала в обморок от духоты, но на ресепшене отказались выдавать нашатырь, потому что вдруг у нее на него аллергия, а у администратора нет медицинского образования.
(см. "для того, чтобы лечить людей, ты должен учиться")

@темы: artorian, Мари, вы поступили в лучший вуз страны - says the whisper behind you