Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:44 

минифест

udemia
гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
во вторник мы с дашечкой придумали слово агнст - ангст с библейскими аллюзиями, - и в том числе поэтому был написан этот фик.
дашечка замечательная, и я радуюсь нашей плодотворной дружбе.
когда я только посмотрела дмб, мне казалось, что момент понимания того, что логан вернулся, и никакого эффекта бабочки, и все хорошо, должен был быть таким невероятно прекрасным для них обоих, что профессор после этого еще недели две (или сколько там выдерживает мозг обычного человека) ходил бы к китти и просил ее вернуть его в это чувство всеобъемлющей гармонии. довольно скоро я поняла, что ничего не выйдет - в прошлое ты возвращаешься со своей нынешней головой, а если знать, чувства не будет.
еще меня беспокоит то, что чарльз (в моем представлении, и я полагаю, что в фандоме не много несогласных) согласился на участие в этом сомнительном предприятии исключительно потому, что росомаха сказал ему, что в будущем они с эриком будут вместе. однако уже в сцене с тремя каналами, где хэнк говорит о неизменимости истории, а чарльз цитирует сам себя, он должен был понять, что они с эриком не будут вместе. потому что их объединила опасность. и если эрик не узнает об опасности, он не придет. но об этом он, вероятно, достаточно много думал в следующие пятьдесят лет после семьдесят третьего.
наконец, я обнаружила, что не знаю, как можно испортить рождество. то есть, после разговоров со знакомыми на отвлеченные темы я узнала, как: или все страшно ругаются, или кто-то умирает. но я не представляю себе всеобщих страшных ссор в школе ксавье, а про смерть мне писать не хотелось.
логан спасает эту вселенную в любом ее воплощении, и здесь тоже. гармонию я рассказала через него, и праздник испорчен у него, а про метания чарльза он не очень думает, потому что ему хватает своих.
можно сказать, что это нелинейное повествование - на самом деле, про логана, проснувшегося в будущем, очень сложно писать логично, он же должен думать в одной временной плоскости, существуя уже в другой.
тут есть довольно стремный поток сознания - в последнее время, когда я чувствую себя плохо с собственным текстом, я думаю ПОЧЕМУ БЫ НЕ ВСТАВИТЬ СЮДА НЕМНОГО ПОТОКА СОЗНАНИЯ, а дальше все туманно.

Со временем у Логана всегда были проблемы.

Во-первых, его было очень, почти бесконечно много. Спасибо регенерации, он не старел – за полвека почти не изменился, разве что вихры на башке в прошлом топорщились сильнее. Что поделаешь – юношеский максимализм.

Неограниченным временем сложно распоряжаться. Если ты живешь сто лет, в двадцать пять надо бы устроиться на работу, которая будет обеспечивать тебя к пятидесяти. А если тебе уже за сотню? У Логана довольно долго выходило какое-то кривоватое «жить сегодняшним днем», и зачастую про этот день он не мог сказать ничего, кроме «сегодня». Разделение на двадцать четыре казалось неоправданно мелким, тикало над ухом назойливо, как комар-эпилептик. В каком-то смысле Росомахе было, наверное, даже проще в стражном будущем, когда небо заволокло дымными тучами, ночь не отличалась от дня, а сутками считать перестали, чтобы не свихнуться от безысходности. Но тогда он об этом, конечно, не вспоминал. Сам предложил всех спасти, и спас, и не о чем тут говорить. Однажды он подумал про соотношение времен в реальности и в проекции Китти – неужели она правда держала его три дня и три ночи? Подумал и плюнул – не умел про это, и все.

И он, уж конечно, не ожидал, что проснется в собственной постели в школе Ксавье без воспоминаний о том, что происходило после 1973 года, в канун Рождества.

Большие праздники Логану нравились – они были точками отсчета в бесконечном количестве одинаковых дней, и он вполне буквально чувствовал себя живым, сидя у камина с тарелкой еды и пачкой самодельных открыток от учеников. Очень молодо звучишь, Росомаха, проскрипела кровать, пока он натягивал брюки.

Красные ягоды на стенах и белые в дверных проемах - некоторые вещи никогда не меняются. Кто-то толкнул под омелу Бобби и Роуг, и Логан дернулся, но Бобби засмеялся и поднес к губам ее руку в коричневой замшевой перчатке. Кто-то другой на ультразвуковых частотах напевал Jingle bells – Шторм в клешеных белых брюках улыбнулась Логану и его ошалелому виду – из кухни двумя этажами ниже пахло индейкой – малышка Китти Прайд вела урок, не подозревая, что предотвратила конец света, а за ее спиной телекинетик с последней парты выводил на доске “We wish you a merry X-mas”, страшно довольный собственной шуткой.

Джин была в красном.
Джин была в красном, и висевший напротив суперсовременный экран отбрасывал синеватый отблеск на ее волосы.
Джин была в красном – у Логана заслезились глаза, он подумал было, что опять проваливается в щель между временами, но вспомнил, что уже в настоящем.
В красном - расплывающееся пятно платья. Красный на стенах, белый в дверных проемах, что-то не так – ударило по нему тысячей разрозненных ассоциаций. Он не должен был соглашаться вести историю – слишком много символики, даже если отнять потерянные пять десятков лет. Поморгал, пытаясь выгнать со слезой эти сто толп: русские с красными звездами во лбах, индейцы с красной кожей, кардиналы в красных шапочках, якобинцы в красных шарфах, падшие женщины с красными буквами на одежде, индианки в красных сари, впереди всех – египетский фараон в красной короне Нижнего царства. Красный цвет – тепло, жар, стихия – огонь, рубин и железо, бог войны Марс, кровь – жертвенная кровь Христа, величие и царственность – последнего византийского императора опознали в груде убитых по красным носкам с орлами, на рыцарском гербе - мужество и отвага, война, война, радость и праздник, красный дракон – дьявол, жена облечена была в порфиру и багряницу, упоена была кровью святых, красный флаг – вызов на бой, опасность, остановись, убей меня, любовь, и ярость, и помощь - красный крест, и невозможность помочь - красная книга, красной нитью через полторы логановых жизни, повяжи на запястье красную нитку, чтобы не болело, красная нитка не спасет, когда в тебя вливают раскаленный металл, почему она здесь, почему она здесь,
          начать с красной строки – начать все сначала.

Джин была в красном, и Скотт хлопнул его по руке, когда он потянулся прикоснуться к ее лицу.
Некоторые вещи никогда не меняются.
- Рад тебя видеть, Скотт.
Красные очки блеснули непонимающе.

- Логан, разве ты не должен вести урок?
- Урок? - Росомаха усмехнулся. Интересно, что он ведет в этом будущем?
- История.
- Боюсь, мне может понадобиться помощь, - осторожно сказал он. - С тем, что произошло после 1973.
Лицо профессора застыло, и Логан прямо-таки услышал щелчок, с которым последняя деталь картинки встала на свое место. А потом Чарльз тоже усмехнулся.
- Какая жалость, - сказал он, проведя рукой по гладкой ручке кресла. - Ты был в этом году прямо-таки образцовым учителем, Логан. Вызвался помогать детям организовать вечеринку... - Логан присвистнул, - ...в стиле восьмидесятых.
- Думаю, они несколько отличаются от тех, что помню я.
- Сам себе испортил праздник.
Они рассмеялись оба.
- Я рад видеть тебя, Чарльз, - сказал Логан. - Видеть всех.
- Вижу, нам о многом нужно поговорить.
Логан кивнул.
На столе у профессора стояла синяя фарфоровая чашка с потрескавшейся по краю глазурью – не новая и явно часто бывающая здесь. Росомаха не был специалистом по антиквариату, в этом можно было быть уверенным даже без воспоминаний о пятидесяти годах – но сто шестое звериное чувство рыкнуло, и он немедленно определил ценность.
Большой треугольный кусок был отколот и приклеен – вернее, припаян обратно. Очень аккуратно. Очень тонким слоем расплавленного металла.
«Вот и славно», - подумал Логан, не умевший в силу своих отношений с временем благоговеть перед стариками. «Успокоился наконец».
Профессор улыбнулся и передал ему самое важное из того, что следовало знать.

И замкнуло.

Замкнулось.

Большие праздники всегда служили Логану точками отсчета, но тот момент был огромным. Временная петля свернулась и застыла в своей неповторимости и совершенстве.
Все, что ты сделаешь, станет историей, - сказала девочка Китти, и это была точка отсчета. И это был первый год от.

- С Рождеством.




 

@темы: тексты, проза, кино, завещание крессиды, he touches hendry and sets him on fire

URL
Комментарии
2014-10-19 в 21:18 

masha_kukhar
weirdweird, отличный поток сознания!
Очень понравилось про сложные взаимоотношения Росомахи ч его чувством времени. И про красный. И про чашку с припаяным осколком - про то, как Логан определил для себя всю картину по этому осколку. Очень точно :)
Спасибо!

2014-10-19 в 21:22 

Икар Монгольфье Райт
I'm the mirror to your mood
Мне очень понравилось, чашка чудесно заиграла, и очень обрывисто и правильно. Экспрессия в красном цвете очень понравилась тоже, однако воспринялось у меня это отдельно от головы Логана, потому что для меня он просто думает по-другому. Что не отменяет того, насколько крутая эта экспрессия).

Спасибо большое!
И вас с Рождеством в октябре)).

2014-10-19 в 21:41 

*Амели*
Еще чуть-чуть и сразу в рай. Но нету чуть-чуть (с)
Затянуло в поток)) Герой будто завис между двух реальностей, и читатель вместе с ним. Хорошо, что фик про Логана!)
:red:

2014-10-20 в 09:33 

Рыжий
Sex, Drugs, Rock-n-Roll & фаршированная риба (с)
Ой, чаааааашка))) Спасибо, какая прелесть)

2014-10-20 в 13:43 

udemia
гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
masha_kukhar, Рыжий, хорошо, что все получилось с чашкой)

Икар Монгольфье Райт, мне, на самом деле, очень интересно про логана и историю - особенно сейчас, когда я типа учусь делать ровно это. это же огромный объем информации, как-никак, и не может быть, чтобы он совсем на логана не повлиял
я уверена, что он вечно травит на уроках всякие байки, вроде орлов на носках

*Амели*, тихо очень горжусь, что текст не похож на другие х)

спасибо!

URL
2014-10-21 в 00:46 

Bananna
нет ничего невозможного, если ты охренел в достаточной степени
это просто лента мебиуса :shuffle2: восхитительная вариация на тему времени и пространства, в меру обо всем и в ту же меру точно-тонко (: доставили

2014-10-27 в 11:13 

~Мари
Я голубая трава, что живёт в сердце твоём ©
:hlop: Очень здорово! Спасибо!

   

комизм тотальности мелочей

главная