20:48 

udemia
гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
а писалось оно в дождь на мокрой качалке в саду, и не было на всем белом свете ни одного человека, который был бы счастливее меня.

***
Только что был дождь, и в саду королевском свежо и сладко пахнет жасмином. Величаво склоняют головы розовые пионы, и каждая ровненькая травинка с важностью несет свой прозрачный груз – дождевую каплю.
Вода скатывается по бархатистым лепесткам роз – белых, кремовых, бордовых – в самую сердцевинку и замирает там, круглая и величавая, как стекло. Лиловые и сиреневые клематисы, белоснежные вьюнки крепче обнимают свою опору и пьют широко открытыми маленькими жадными пастями капли хрустального неба. В глубине каждой белой, тигровой и розовой лилии – рыжеватое озерцо с крупинками пыльцы. Обвивая северный угол замка, роняет капли в траву ядовитая жимолость, а в ее тени прячутся несколько кустов ее разросшейся и одичавшей сестры – жимолости садовой.
На запад от замка простираются владения папоротника – любимца Короля Черви, мудрого Олафа, соправителя всего Карточного Королевства. А рядом, контрастируя с его пышными листьями, высажены высокие, статные гладиолусы, окруженные кольцом розовых маргариток; их посадили по приказу Королевы Агаты, и теперь по их плотным малиновым лепесткам стекают струйки дождя.
Комарам раздолье – писк их раздается по всему саду, как будто это пищат дождевые капли, разбиваясь о землю, оседая на траве. Деловито жужжит в листьях жимолости тяжелый шмель, набирая в набрякшие мешочки слипшуюся пыльцу цветка, что нельзя взять в рот человеку.
Король Олаф любит кислую синюю жимолость и зеленый крыжовник, красную глянцевую смородину. Королева Агата – смородину черную, с ее крупными сладкими ягодами, и крыжовник – тоже сладкий и тоже черный. Летом ягоды каждый день доставляют в замок; осенью пьют компот, зимой – чай с вареньем. Весной Король с Королевой с нетерпением ждут первой бледной земляники.

***
С одной стороны небо серое и набухшее, как набитый карман, с другой – уже светлеющее, все в разводах клубящихся облаков, которые ветер сам разорвал, а потом пригладил и закруглил им края.
Если посмотреть через высокие литые ворота, можно увидеть, что и земля так же поделена: с востока заливные луга, зеленые, как глаза у выдуманного Тобиаса, а с запада залитые водой, редко засаженные рисовые поля, серые, как глаза Кристи, когда на нее надевают золотые кольца Эльзы, и каждое кольцо тяжелое, как чугун.
Еще не сгустился синий вечерний сумрак, но висит в воздухе легкая сизая дымка – как кальянный дым.
Дождь еще не ушел, еще моросит, и от этого все вокруг такое легкое, такое свежее, что мальчик-Пятерка с круглым двадцатилетним лицом покидает свой пост у чугунных ворот сада и идет по дорожке на цыпочках, говоря себе: «У врага ноги увязнут во влажной глине, враг попросту не придет». Он минует гладиолусы и пионы, проходит мимо роз, лилий и клематисов и останавливается у куста жасмина, где на лавочке с резными червонными ножками ждет его пухленькая и белокурая Четверка-садовница; пока не пошел дождь, она подстригала этот самый жасминовый куст, и теперь из кармана фартука у нее торчат большие садовые ножницы.
Волосы ее выбились из-под чепчика и прилипли ко лбу, а большие голубые глаза от дождя кажутся еще больше; и такая она живая, розовая и чудесная этим сизым дождливым днем (уже почти ставшим вечером), что Пятерка не может удержаться и ласково щиплет ее за теплую румяную щеку. «Жасминочка ты моя, травиночка ты моя», - думает он, и ему радостно от мысли, что она действительно его, вся целиком, от макушки до кончиков розовых ноготков. «Как я тебя люблю».
Девушка улыбается ему и смущенно, и радостно, и встает, чтобы он обнял ее; чтобы самой обнять его. Они стоят так, обнимая друг друга, в мокром саду, в сизом воздухе; воздух глотает слова, что Пятерка шепчет в розовое ушко своей Четверки, будь то «хорошая» или «ненаглядная»; и нет на всем белом свете ни одного человека, который был бы сейчас счастливее их.

Королева Агата стоит в своей спальне перед высоким окном, прижав к холодному стеклу белые ладони, и смотрит на пару под цветущим жасмином; за ее спиной, на столе, горит свеча и лежат бумаги: те, что она подписала, и те, что еще следует подписать; и на ее лице застыло молчаливое согласие с последней из тех, которые она украсила своей подписью.
…так ребенок отвечает:
«я дам тебе яблоко» или «я не дам тебе яблока».
и лицо его точный слепок с голоса, который произносит эти слова...

Она думает о том, что больше некому во всем Королевстве прочесть и подписать эти бумаги; и о том, что тот, кто когда-то делал это за нее, лежит сейчас в мраморе с головой влажной и алой, как роза после дождя; и о том, что тот, кто лежит сейчас в мраморе, когда-то любил зеленый крыжовник и кислую синюю жимолость, а весной вместе с ней ждал первой земляники. И еще она думает, что теперь нет на всем белом свете ни одного человека, который был бы счастливее тех двоих под жасмином.
И это хорошо, ведь разве не первая задача правителя – обеспечивать счастье своих подданных?

@музыка: beth gibbons - mysteries; аквариум - серебро господа моего

@темы: тексты, проза, Мари, Королевство

URL
Комментарии
2012-06-24 в 23:49 

Мари де Крессэ
Запомни: есть легенда, а реальности - нет
...летя через запах жасмина...

Начну с конца (в последних комментариях было слишком много "начала").
Я поняла кое-что про то, как ты пишешь. Ты говоришь, что удавшимися рассказами ты считаешь те, которые написаны "под вдохновением". Кажется (если нет - поправь меня и заранее прошу прощения), я поняла, что происходит в такие моменты с тобой (не все, конечно, а часть) - ты превращаешься в героя, а не подстраиваешь героя под себя. Потому и выходит так хорошо. И потому, совершенно не важно, умирал ли кто-нибудь у тебя или нет. Потому что ты чувствуешь то, что чувствует Агата. а у Агаты умер Олаф.
(шок: включила музыку в разбивку, сейчас попалась Аквариум - Серебро Господа моего. Поднимаю сейчас глаза - и вижу, что ты тоже ее слушала О_о)

Природа восхитительна. Мне, правда, приходилось очень внимательно читать, чтобы увидеть каждую капельку, но я увидела их. Я была там. сейчас. сидя в этом балагане на общей кухне, где есть Wi-Fi.
это здорово. как раз хотела на улицу х)
шучу. я просто не умею хвалить. ругать - пожалуйста, сколько угодно. а хвалить трудно - так, чтобы не выглядело чем-то банальным и глупым.
а еще рассказ про любимые ягоды Агаты и Олафа просто невозможно прекрасен.) я очень люблю такие рассказы про цветы, ягоды, деревья, Ветра... ты знаешь. ты же теперь читала Зарисовки.) так много такого, "природного" есть..)

И садовница прекрасна.) ее я тоже прямо такую живую видела, прямо сама тоже за щечку щипала)) еще мне вспомнилось, как в Монастыре кто-то из наших девочек тоже стригли кусты..) но наши девочки совсем не похожи на нее.)) слишком "интеллигенция" х)) а она такая... простая. счастливая.)

...а тут меня сбили слишком радостным звонком (Куин, которая сказала, что я дура, у нее просто, как обычно, денег нет, а я тут волнуюсь почем зря), и, видимо, я не смогла прочувствовать эту боль утраты. и как лицо - слепок с голоса, я тоже почему-то не могу представить...
Хотя все равно грустно. Что он больше не дождется этих ягод...
и последняя фраза, конечно. она почти добивает.

2012-06-25 в 00:37 

udemia
гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
о. ты, наверное, действительно поняла. мне это даже в голову не приходило.)
стой. если это "мое вдохновение", то что тогда твое? оно у тебя есть вообще? и ответно прошу прощения, если об этом уже говорили.

но я увидела их. Я была там. сейчас. сидя в этом балагане на общей кухне, где есть
Wi-Fi.
это здорово. как раз хотела на улицу х)

ну прекрасно же!) цель моя достигнута, чего уж.)
знаю. и, наверное, сюда вплелось (не)осознанное подражание тем самым зарисовкам. а может, и нет. я-то, когда писала, косила под дрюона (ну или думала про дрюона, там недалеко). поймала себя на том, что садовницу называют не "жасминочкой", а вполне себе "бланкой".
я вообще в этом отношении неправильная, да. приз зрительских симпатий - принцессам-прелюбодейкам, себя - в безраздельное пользование людовику (и даже не д'эвре!)
вот.

URL
2012-06-27 в 22:56 

Мари де Крессэ
Запомни: есть легенда, а реальности - нет
а черт его знает, есть ли оно у меня вообще. наверное, есть. но это как "аппетит приходит во время еды", так и вдохновение приходит во время работы. Когда ты начинаешь увлекаться тем, что ты пишешь. вот, наверное это для меня - вдохновение.

ох! неужели ты продолжила читать Дрюона? вот это здорово)) я, правда, почти ничего не помню уже, но все равно..) а ты песни Канцлера по Дрюону знаешь?) у него их много..)
Людовику?!.. Сварливому?!..

2012-07-01 в 03:22 

udemia
гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
конечно! я вторую книгу читаю.) скинь мне что-нибудь, а о.о
ему самому. он, боженьки, покорил меня бесповоротно, как кюхля тыняновский. они же одинаковые. обожаю, урр.
а мари... я честно не понимаю, почему ты выбрала ее. т.е., у меня с ней пока не произошло ничего серьезного, они только поженились с гуччо, но "я сугубо индифферентен по этому поводу". она меня вот вообще не трогает.
еще няши клеменция и эделина, но мне нравилась и маргарита, пока ее не придушили. и филиппы - как красивый, так и пуатье.
а мариньи... с мариньи все сложно, но эта его мысль про неправые поступки ради правого дела - очень очень.
вот. поток сознания.

URL
     

комизм тотальности мелочей

главная