• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: вы поступили в лучший вуз страны - says the whisper behind you (список заголовков)
02:20 

итоги прошлого года

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
пусть будут здесь тоже

дураковатый петербург, когда несколько суток просто лежали за закрытыми дверями и носа не могли высунуть от холода. ледяная одинокая вологда. новгород с многим очень красивым, старыми фресками и глинтвейном со шведами. сразу после дзержинск, где я всюду влезла. ферапонтово с невиданно красивыми и бессвязными дорогами. еще один дзержинск с переделом с импровизированным доланом и десятком совсем других фильмов. тверь с ароновниным классом и разговорами с ароновной.
париж – страшно грязный, и солнечный, и шумный. благовония с запахом армянской бумаги, китайский квартал в ночи, рассвет с балкона, мейнстримное винище на крыше, тосты с авокадо и больше ничего, луксорский обелиск палкой в колесо обозрения, первый вдох на пороге сен-шапель, туристические руки на мраморе, православная церковь, где мы стояли, как истуканы, платье фиолетовой красоты, grands ensembles, красный бархат, тихий город над городом, стрекоза у меня на пальце, мокрый асфальт, улица моцарта. сердце радуется и ноет так, что впору называть эту писанину страданиями юного верта.
еще один петербург с музеем, где я отвела начальницу в темно-зеленый скифский зал, а она меня в пышечную. там я покупала умные книги, которые не прочла. поленово с музеем, где просто все было хорошо, как только можно, даже ошибки.

очень красивый ммома. луиз буржуа в гараже. страшная галерея. перформанс в пушкинском. нежные танцы во дворе мусейона после. интровертная красота в доме впечатлений. сто часов в лувре – с хождением босиком, сидением на ассирийском полу, потом на полу напротив веронезе. гигантический помпиду. джунгли орсэ. пти-пале с отражениями в постимпрессионистах, бликующим светом на картинах без стекла и полустершимися тактильными моделями. оранжерея под genesis. еще один ровно бурчащий пушкинский.

режиссер года без сомнения тарантино.
омерзительная восьмерка как премьера года,
досмотреннон спустя четыре года криминальное чтиво,
бешеные псы на диване в гнусавом дубляже.
еще геолокации смешные: петербург – новгород – дзержинск.
отдельное открытие года звездные войны. без эвоков в чемодане было пустовато.
вообще премьерой года планировался апокалипсис, но не случилось.
на день рождения риты случились твари, и можно долго говорить, как они пересеклись со всем подряд и как неожиданно и в конечном итоге здорово это было.
год был богат на поленья даже без конца света. мюзикл года – моцарт, потому что были, страшно сказать, и другие. думала, что совсем не понравилось, а на следующий день пришла, вся бренча, и рита улыбалась. читала письма моцарта и начала красить глаза и носить бархат.
сериал года твин пикс. в этот раз зашла дальше, чем когда-либо, но все равно не досмотрела. мне даже нравится так.
книга года без сомнения дом, в котором. весь год оглядывалась и удивлялась, что года еще не прошло. кроме него бабель и вирджиния вульф. больше драматургии, чем в предыдущие годы – хорошая идея, когда читать якобы некогда. книжка гретель и тьма, та половина, что про нацистскую германию.

мальчик с глазами и губами. собственные зеленые волосы. красивые собственные фотографии. бархат килограммами и может быть еще вычурней общее впечатление от себя.
одна из лучших моих картинок.
медленное чтение текстов Мари. мало текстов и много идей для текстов. удовольствие от их написания. очень новые мысли о смысле всего этого.
из конкретного. все же к февралю дописанный королевский текст. еще один летний в ту же вселенную. фанфик по иксменам по старенькому плотбанни. апокалиптичный текст. в тот же тридцатидневный флэшмоб попытки фанфика по твинпиксу. куски женской версии дома. ванный кусок. концепт про дисфоричного микеле. несколько тупых и красивых рейтинговых шматов туда же. сто пятьдесят задумок про самойловых. из них хоть как получился кроссдрессинг. еще были страшные сны Г, лежание на берегу озера по мотивам настоящего с ритой и ее братом, гостиничка по мотивам настоящей с машей и мухами, бессвязный рейтинг, начало для умника, которое я переписывала, или писала с осознанием, что придется переписывать – тоже свежо, и кусок гендерсвитча. про большую часть этого вообще забыла. люблю это чувство. две задумки про серые танцы, одна для себя, другая хорошая.
ничего особенного – но учитывая, что сказать мне сейчас особенно нечего, я довольна, что не забрасываю все это и работаю над текстами, даю им отстояться и скиснуть, если они плохие, а не давлю из себя хоть бы что.

максидром с красивым светом и музыкой, в которой получилось затеряться. живой Г с оркестром. страшно чувствительный страшный микеле в золотых хлопьях.
настоящий йен маккеллен.

даша вышла замуж и будет рожать ребенка.
чужая койка, где я попробовала трахнуть мальчика и не преуспела. несколько неловких попыток секса.
конец единственных в моей жизни отношений. было много такого, чего раньше никогда не было. было хорошо.
приезжала сибил и жила у меня. Роджер закончился.

первая пересдача. первые итоговые тройки. первая университетская курсовая по собственной интересной теме. первый научный семинар. билеты в другой город на первую конференцию. я не мои оценки – я как никогда они. может быть, первое взаимнозаинтересованное общение с преподавательницей здесь.
официальная работа по специальности. полугодовой разговор с детьми про искусство. много денег за большой утомительный проект. другой, маленький и собственный от начала до конца проект. восприятие его критики.
школьный скандал. много нового поняла про разных людей, в том числе про себя. что-то совсем поломалось.
наблюдательство на выборах. тихийпикет под думой.
[еже]дневник. госпожа С почти каждую неделю с октября. совпадение содержания и формы разговоров, ее удивленно поднятые брови, телесно-ориентированная терапия, физическая боль, холод, запах воздуха и вкусный невкусный кофе после. вместо плоских рыданий от усталости – рыдания от эмоций, которые я даже могу иногда опознать.
растянувшаяся на больше чем надо месяцев история со съемом квартиры. с хорошим концом. моя собственная квартира. неописуемое удовольствие вытирания пыли, съем скальпа со стены, зеленые огоньки на окне, широкие подоконники, мягкий сон в своей кровати, кино по ночам, вино по ночам.
еще было много проебанного. но пока ничего категорически.

теперь не останавливаться в целом и уметь остановиться в частностях.

@темы: 57, artorian, college of st joanne, he touches hendry and sets him on fire, this room contains some references to nudity and sexual content, Королевство, Мари, акробатцы, велком ту наша машинка, вы поступили в лучший вуз страны - says the whisper behind you, завещание крессиды, налей себе ещё немного экстраверсии, не по дням, незаконченное, проза, рисунки, тексты

02:07 

he only yells or grunts because he cannot produce divine harmony

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
19:40 

на лету

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
немного сплетничали, немного спорили и уехали на такси вдвоем с Н, который внезапно снимает квартиру с неведомым другом недалеко от моего дома. было смешно и странно ехать через город, следить краем глаза за картой на планшете водителя – Н трижды наболтал мне коньяк с апельсиновым соком – и иногда нечаянно говорить что-то. он спросил, почему я ищу квартиру, и я рассказала ему про Р, но не смотрела за реакцией и не знаю, какой она была. кто-то внутри меня явно очень хотел рассказать ему про две тысячи двенадцатый (?), но я уже даже не помнила, две тысячи ли он двенадцатый. Н снимает квартиру не со своей девицей, или отчего-то не хочет говорить об этом мне, зато он сказал, что не будь неведомого друга, он с радостью жил бы со мной. в этот момент мне больше всего хотелось сказать ему, что я была жутко неприлично в него влюблена неопределенное количество лет назад и писала в заметках на телефоне рассказики про то, как мы занимаемся скучным гетеросексуальным сексом в гримерке, как он стонет в занавеску и у него запотевают очки. но стало немного неловко перед водителем. хотелось позвать Н подняться, но я и этого не сделала. мы со мной отлично знаем, что дальше, чем подняться, я ничего не умею, а значит, я все сделала правильно.

музей кажется таким важным. в отличие от университета. при этом слова работа по специальности будут значить ничего, если специальности не будет.
так я стараюсь себя пугать, выходит не очень.

я отражаюсь в зеркале по плечи.
на мне самый удобный лифчик на свете, поверх него белая рубашка с короткими рукавами и маленькая мягкая жилетка в черных и белых полосках, сшитые в италии в семидесятых.
у меня в руке щетка для волос. волосы стоят дыбом, потому что я их еще не расчесывала. если удивленно округлить глаза, я с растрепанными волосами в итальянской винтажной рубашке буду самую чуточку похожа на элизабет фрэзер.
главное дело – не думать про тело, которое не влезло в зеркало.
его нет.
как на фотографии на паспорт.
маменька открывает дверь в ванную. она не отражается в зеркале, потому что оно висит не на той стене.
мы самую малость поругались утром.
– вообще ты прекрасно знаешь, – говорит маменька, – в чем ты передо мной виновата.
я не подарила ей подарок на день рождения.
на этот и на прошлый.
у маменьки день рождения восьмого марта. получается четыре подарка.
я пожимаю плечами. в зеркале отражается верхняя пуговица рубашки и две такие же пуговицы, которыми к ней прикрепляется жилетка.
– пересдача, – многозначительно говорит маменька.
флэшбек в прошлую неделю:
я вспарываю руку ножницами и очень сильно сержусь на себя. я кое-что про себя понимаю. и это так неприятно про себя понимать, что я зажимаю одной рукой дыру на другой, открываю рот и говорю, что все мои проблемы от того, что я не написала двадцать страниц текста про русские иконы. не говори маме.
у меня никогда не было пересдач. но пересдачу можно пересдать.
а если признаешь в себе кое-какое качество – уже не распризнаешь назад.
на этой неделе история про пересдачу стремительно эмансипируется и обрастает дрянными подробностями. когда я выхожу из ванной, маменьки в квартире нет. зато есть сестра. сестра уже десять лет с нами не живет, я отвыкла видеть ее в девять утра. зачем ты сказала маме? ну уж я не думала, что мама скажет тебе.
флэшфорвард в следующую неделю:
я звоню бабушке. разговор повторяется. бабушка родилась в тысяча девятьсот сороковом году и честно считает людей с пересдачами глупыми и ленивыми. зачем ты рассказала бабушке? у нее ведь совсем ничего не происходит в жизни.
пересдача в дрянных подробностях – это первая неприятная новость, которую мама донесла до бабушки, со времен смерти деда.
на этой неделе через час маменька возвращается. она сняла мне квартиру.
ночью я посмотрела очень хуевый фильм. зато убедилась, что у луи гарреля отношения с маменькой страньше, чем у меня.

забыла ключи от дома. сидя под дверью квартиры и ловя квартирный вайфай, посмотрела почти целиком малхолланд драйв. соседский ребенок сказал там кто-то спит, его мать спокойно отозвалась настя?

не забыла никакие ключи и была в квартире. огромный старый балкон, наполовину занятый старой кухней. тонны пожелтевшей бумаги и очки в очечнике бывшей хозяйки, умершей пять лет назад. липкая кухня. черные следы в коридоре от того, что она руками держалась за стены. после нее тут четыре года жил мальчик, но что с него взять.
всю первую половину субботы мы с маменькой и неожиданно вызванной ей людой разгребали квартиру. самозабвенно отдраила половину кухни шуманитом и ссаными тряпками. ничего не может быть хуже морозильного ящика с гнилым мясом в херсонесе. но и это было довольно отвратительно. пестрые коричневые стены все в капельках жира от плохой готовки, и ни бывшая хозяйка, совсем старушка, ни мальчик явно никогда этим не интересовались.
всю первую половину воскресенья разгребала жилую комнату в квартире с помощью Р и куин. оттирали липкую пыль от шкафов и кухни. шкафы были аккуратно укрыты пластиковыми пакетами с воздухом и подписью пакет с воздухом и засохшими пять лет назад апельсиновыми корками. мы отодрали обои с половины стены. свернули ковер. пропылесосили пол.
вечером нынешняя хозяйка разрешила убрать диван.

@темы: налей себе ещё немного экстраверсии, вы поступили в лучший вуз страны - says the whisper behind you, this room contains some references to nudity and sexual content, artorian

00:20 

элис токлас

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
однокурсница соня сочувственно улыбнулась, я в ответ улыбнулась весело.

ночевала в нарядном бордовом бархатном платье в обнимку.

был крайне вежливый разговор с научным руководителем, по смыслу про то, что я нихуя не сделала, но извиняюсь, а он недоволен, но доволен, что извиняюсь.

наталья михайловна курила во дворе мусейона и подкалывала мотю, который вкладывал между пальцев и прижимал к губам сигаретой полосатую вафельную трубочку.

наблюдала на выборах с правом совещательного голоса, наблюла
двух человек одного со мной возраста
и бабку, которая двадцать минут бормотала себе под нос комментарии к каждой строке бюллетеня,
единая россия, говорила она, это медведев, гнать его надо в шею, козла такого, и собянин, на кой черт он пять раз метро перестраивает
и бабушку с сукровичной ссадиной под глазом, которая выходит на улицу дважды в день и только вчера приболела, и ни разу, говорила она, ни разу не видела ни одного плаката
и старушенцию, которая позвала меня к урне, чтобы обсудить наши взгляды на партии, поставила галку напротив яблока и стала искать зюганова, чтобы его тоже отметить, пришлось останавливать ее, ни за что не прикасаясь к бюллетеню руками, единая россия жулье, шамкала она
и бабульку, которая услышала имя явлинского и громогласно возопила, на кой он тебе нужен, дура
и мамашку с нарощеными ногтями, которая взяла этой рукой ручку своей маленькой дочки во всем розовом и поставила галку единой россии
и детей, которые играли в магазин через окошки пенопластовой избирательной будки
и старушку, которая явилась за двадцать минут до закрытия участка и долго ругалась, что мы, наблюдатели с правом совещательного голоса, не совещались о мерзкой музыке, которая играет на входе.
это было как разобрать пылесос или холодильник и разобраться, как он работает.
все десять человек комиссии оказались просто людьми, которые хотели быстрее хорошо сделать свое дело и уйти спать домой, и они благодарили нас за то, что мы помогли им, и все цифры у нас сошлись.
наконец мы вывалились на улицу, было светло от фонарей, мы сели в такси и доехали до своих домов, я прямо в ночи взялась рассказывать об этом отцу и уснула в четыре,
чтобы на следующий день проснуться к десяти и понять, что все опять никуда не пришло.

получила тысячу рублей от коммунистов и послушала, как говорят о будущем страны старики в вылинявших рубашках. как и следовало ожидать. как о прошлом.

сидели втроем за писаниной на охотном ряду, потом вдвоем на спортивной. ели горячую картошку из фольги. текст получается как горячая картошка. его очень вкусно писать.

испытала огромное желание поехать с одной из преподавательниц смотреть любое искусство, какое она захочет, и по вечерам петь ветхозаветную переделку "все идет по плану". подозрительно. неужели опять скрижали.
подходила к ней между пар в мерзковампирском макияже уточнить насчет конференции. она очень верующая тетка с пятью детьми, а я крашу глаза губной помадой и громко разговариваю про феминизм => было неловко. она сказала: первое заседание у нас вводное про состояние иконографической науки, а на втором будет интересный доклад такого-то про сильных женщин. и посмотрела на меня с интересом.

три часа вместо французского ковырялась во французских мюзиклах.

сидела в старбаксе. за соседним столом сидела компания то ли пьяных, то ли перформеров. они громко повторяли каждую стандартную псевдодружелюбную реплику бариста.
здравствуйте – ЗДРАВСТВУЙТЕ!
как вас зовут? – КАК ВАС ЗОВУТ МЕНЯ ПЕТЯ!
до свидания – ДО СВИДАНИЯ!
хорошего дня – ХОРОШЕГО ДНЯ!
пампкин латте для маши готов – МАШ ВСЕ ГОТОВО!
так четыре часа. если это был перформанс, он мне понравился.

после первого моего семинара был сорок седьмой день рождения папеньки. я вдруг смогла вдохновенно рассказать, как я им восхищаюсь, что он вообще в состоянии после дня разговоров с людьми еще и с нами разговаривать, а мы злимся на него за то, что он разговаривает недостаточно радостно.

наконец доехала до лемура. за время моего прозябания ее успели перевести в немодное здание библиотеки. пили чай за дспшным столом. она говорила своим чудесным голосом. выдала книжки мальчику лет семи, пришедшему самостоятельно, это меня почему-то изумило. за час до закрытия сели смотреть chansons d’amour. потом гуляли. я соединяла улочки и наконец втащила ее на мост. мы лежали там на белом коробе для проводов и пялились на желтые огни вдоль реки и дремали. потом с нами решили познакомиться мужики. сначала было даже смешно, я хохмила с ними, рассказывала, где учусь, вдруг один влез на короб и лег рядом с нами, мимо пошел полицейский, я крикнула ему простите пожалуйста, и они заржали: думаешь, он вам поможет? я тоже засмеялась – у него на спине была надпись РУСЬ, конечно, он не стал бы никому помогать. все еще не было страшно. лемур резко села. и вдруг они ушли. мы остались. минут через двадцать полицейский прошел в другую сторону и улыбнулся нам.

пришла домой, и когда маменька напомнила мне про одно простое дело, наговорила ей мерзостей, потом сползла на пол и стала там рыдать, кашляя и давясь. папенька пришел домой и не мог ничего понять. я спряталась в комнату и разрезала руку ножницами. потом пришла Д и стала говорить со мной. я задыхалась и не могла отвечать, и из руки текла кровь. Д сказала:
— ты все время смотришь на всех свысока и говоришь презрительно.
это выглядело так странно.
Д сказала:
— сейчас с тобой хотя бы можно нормально поговорить.
я не могла открыть рот, чтобы ей ответить.
потом пришел папенька и принес мне тоненький молескин в клеточку, который его коллега привезла ему из милана.

@темы: нет, я должен танцевать!, налей себе ещё немного экстраверсии, вы поступили в лучший вуз страны - says the whisper behind you, акробатцы, artorian

12:56 

lock Доступ к записи ограничен

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
это самый тоскливый текст в дневничке потому что аналогичные из 2011-14 года я удалила

URL
21:56 

lock Доступ к записи ограничен

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:55 

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
прямо сейчас я лежу на полу в своей комнате на втором этаже свежевыстроенного дачного дома ближе всех остальных дачных домов к железной дороге (когда мимо едет товарный поезд, пол трясется, а вместе с ним и матрас, на котором я сплю, без кровати и в розовом постельном белье матрас похож на бутерброд с докторской колбасой без хлеба) и набираю пост пальцами со свежевыкрашенными в черный ногтями в блокнотный документ, который я назвала Microsoft Word Document, потому что с лицензией на настоящий ворд на ноутбуке в очередной раз что-то случилось, то же самое случилось со здешним вайфаем, поэтому, когда этот текст появится там, куда я изначально планировала его поместить, время будет уже далеко не "прямо сейчас".
по-хорошему, мне стоило бы продолжить читать учебник по философии, потому что еще одна тройка (человек, который поставил мне первую тройку в этом учебном году, оказался однокурсником никольского и пообещал нажаловаться ему на меня, и я могу долго и жалостливо рассуждать о том, почему я все еще в состоянии ответить тему, которую я учила по меньшей мере четыре раза, на оценку удовлетворительно, но это довольно скучная тема для разговора) станет не лучшей цифрой в нумерологии этой сессии, даже если будет выглядеть, как пятерка, потому что мы учимся по десятибалльной системе.
на прошлой неделе я сдала курсовую, и самым драматическим моментом этой истории стало не прощание с уродливыми младенцами (приложение 1, 20 страниц цветной печати в копицентре за углом), а заламывание рук в учебной части, когда куратор сначала заставила меня заново распечатать текст, потому что я неправильно пронумеровала страницы, а потом отказалась принимать его, потому что вариант с правильной нумерацией больше не совпадал с вариантом с неправильной, который я загрузила в систему антиплагиат.
на этих выходных я решаю тесты, положив листочки на репродукцию "подсолнухов" ван гога, кутаюсь в огромную прокуренную рубашку сестры, чтобы чувствовать себя одиноко, сижу на подоконнике, свесив ноги, и путаю ворота со свиньями, все это потому, что все это: репродукция, рубашка, окно и учебник латыни, - почему-то оказалось у меня в комнате, а выходить из комнаты тоже категорически скучно.
к родителям приехали их друзья, по сему случаю они приготовили ужин, и в окно пахнет огнем.
вру, один раз я все-таки была на улице. велосипед - это ужасно здорово, совершенно так же здорово, как шесть лет назад на старой даче. мы доехали до магазина, чтобы маша купила себе такое же мороженое, как шесть лет назад, и мимо нас прошли мужчина и женщина, они разговаривали так:
- завтра или послезавтра?
- послезавтра или завтра?
- в воскресенье или в понедельник? - а потом мы уже их не слышали, потому что они ушли слишком далеко по тропе.
сегодня вечером я вернусь в москву и примерно тогда смогу выложить этот текст, а так же скачать еще одну главу другого текста. все это дело в очередной раз заставило меня востерпетьнемочь саму себя, и я опять столько времени трачу на сравнивание собственных возраста и достижений с чужими, что его хватило бы на вполне себе самосовершенствование, если бы я, собственно, не тратила его так.
еще я ужасно неловко подражаю чужому стилю - пока, правда, удерживаюсь от того, чтобы подписывать унылые шуточки об этимологии слова "трахаться" буквами С или Р.
последние несколько недель мне не нравится в себе ничего, я даже перестала восхищенно пялиться в зеркало на собственные волосы, а значит, пришло время что-нибудь сделать.


когда ехали домой, я улеглась на заднем сидении, запрокинула голову и послушала piper at the gates of dawn, наблюдая перевернутые деревья, небо, которое вверх ногами выглядит совершенно так же, как и в обычном своем состоянии, и тысячу полосатых теней на потолке, да, тени были очень кстати. нас трясло на кочках, фонари внезапно врывались в окно, и можно было закрыть глаза, упершись макушкой и пальцами ног в противоположные двери, и еще долго видеть тонкие золотые рельсы.
на lucifer sam кот совершенно ошалел, несколько раз открыл окно, в ужасе дышал через рот, залез к папе на колени, и папа чуть не врезался в столб. потом лежал на мне, ежеминутно съезжая. потом начался interstellar overdrive, который я хотела пропустить, потому что недавно случайно послушала его в метро четыре раза подряд, но не пропустила, и тогда кот, видимо, решив, что инструментальным композициям не хватает живости, стал ходить по мне, для остроты ощущений наступая мне на селезенку и горло одновременно.
сейчас он спит у меня - даже лапы не вымыл, мерзавец.

@темы: нет, я должен танцевать!, музыка, диа ложечки, вы поступили в лучший вуз страны - says the whisper behind you, 57

01:47 

нудные разговоры про арт

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
сегодня я оказалась в гмии первый раз за последние три месяца, чтобы обсудить то, что я удаленно с незавидным непостоянством делаю для него с осени прошлого года. я, конечно, очень боялась, что никто уже не помнит меня в лицо, и мне придется молча соглашаться, что я переврала концепцию единственного простенького удаленного дела и очернила себя как юного искусствоведа, и что лучше мне просто уйти прямо сейчас.
но этого не случилось.
каждый раз, когда я попадаю в гмии, я понимаю, что мне действительно радостно смотреть и думать про все это, и что я, скорее всего, не умру во цвете лет, попытавшись запихнуть себе в горло "введение в историческое изучение искусства".

я уже достаточно раз рассказала эту историю всяким людям, чтобы рассказать ее здесь, так вот: однажды, когда я возвращалась со своих первых раскопок, в одном плацкартном вагоне с нашей группой случилась тетка, которая стала спрашивать нас, кто мы такие и что за сумки мы тащим с собой в москву. и когда мы, страшно на тот момент вдохновленные, рассказали ей, что мы - археологическая экспедиция пушкинского музея, а в сумках - тарелки четвертого века нашей эры, она очень сочувственно покачала головой и сказала что-то вроде "ну что же вы, детки, не понимаете, что это ваши руководители специально закопали, чтобы вас порадовать?"
и я сидела на своей нижней полке, прилипнув ляжками к обивке, и пыталась понять, что есть люди, для которых археологии не существует как науки совсем.

потом прошло четыре года, и умудренная двадцатилетней работой в музее дама, ведущая у нас семинары в пушкинском, спросила "вы что же, собираетесь работать экскурсоводами?", и это звучало очень презрительно.

и может быть, это дурацкий просветительский пафос, но я уже очень давно не понимаю, почему у меня в голове есть информация про находки на стоянке костёнки, но желание донести ее до тетки, которая не верит в стоянки, ниже моего достоинства.

может быть, потому, что образ популяризатора-и-просветителя дискредитируется бесконечными женщинами с кремовыми тортами на головах, которые говорят "вот подлинная вещь номер раз" и слишком часто используют слово "великий".
для того, чтобы лечить людей, ты должен учиться, но для того, чтобы рассказывать об искусстве - нет.
я не хочу отдалять людей от картин и принижать их сравнением с ними. я хочу помогать им смотреть и думать - и радоваться от этого.

впрочем, и не настолько, как сегодня описывал арсений, когда мы обсуждали перевранную концепцию дела. "нам нужно что-то близкое народу", - говорил он (арсений носат, громко разговаривает, любит фильмы марвел и каким-то невероятным образом до сих пор ходит в свитерах), - "возьми пример вот с этой блоггерши, она пишет статьи типа "шлюхи в живописи".

чудесная наташа разделяет и координирует некоторые мои дурацкие пожелания. мало что может быть приятнее, чем знать, что именно нужно делать, чтобы сделать хорошо.

мы с Мари недавно придумали мне профессию. мы качались на качелях в фотостудии, где проходил концерт наших добрых знакомых, и Мари сказала что-то вроде "я представляю, какие книги мне нравятся, и какие исполнители - тоже, но ничего не знаю про своих любимых художников". и я стала спрашивать "тебе нравятся четкие контуры? тебе нравится, когда холодно или тепло?", и в итоге, помимо того, что Мари - первая из моих знакомых, кому всерьез нравится классицизм, я обнаружила, что это неплохая идея. я буду отнимать работу у дизайнеров - люди будут описывать мне, чего они хотят, а я буду говорить им "точно! такое уже существует! его написал вот этот, а висит оно там, можете пойти и насладиться".
главное - не скатиться в предсказание судеб или псевдопсихологическое типирование.

завтра я поеду в гмии на собрание выпускников клуба юных искусствоведов и буду там самой младшей, потому что наташа, которая отвечает за кюи сейчас, участвовать изначально не собиралась, а арсения допускать дотуда не хочет, потому что он громко говорит, и юные искусствоведы полувековой давности могут обидеться, что им не дают слова.
история осложняется тем, что наташе, которая отвечает за кюи сейчас, такая возможность выпала не так давно, и предоставила ей ее НН - одна из классических музейных дам, очень похожая на нашу семинарскую даму парой абзацев выше, которая хочет еще двадцать лет вести лекции так, как она вела их двадцать лет назад. конечно, НН сделала это не по собственной воле и пожаловалась на злой рок всем, до кого дотянулась. а если у наташи есть арсений, то у НН, как давнего и уважаемого руководителя делами юных искусствоведов, есть десяток арсениев, каждому из которых лет этак пятьдесят. главного арсения НН зовут, кажется, тоже арсений (так же легко запутаться в брейгелях, которых как раз сейчас выставляют под греческим двориком), и он особенно обижается, если ему не дают слова,
поэтому завтра на собрание едут не наташа и ее арсений, которые за последние три месяца успели стать объектом его персональной ненависти, а я (см. первую строчку поста).

если отвлечься от внутренних терок, кажется, что ничего не меняется - сегодня на брейгелях женщина упала в обморок от духоты, но на ресепшене отказались выдавать нашатырь, потому что вдруг у нее на него аллергия, а у администратора нет медицинского образования.
(см. "для того, чтобы лечить людей, ты должен учиться")

@темы: artorian, Мари, вы поступили в лучший вуз страны - says the whisper behind you

03:51 

lock Доступ к записи ограничен

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:55 

lock Доступ к записи ограничен

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:41 

урывки

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
вчера мне приснился школьный учитель физики. на физике я обычно делала английский и поэтому помню только, что он носил футболку с айронмэном. во сне мы спорили о том, похожа ли я на чарльза ксавье.
- профессор ксавье никогда бы не стал так мерзко вести себя у меня на уроках! - возмущался он.
- вы что, дмб не смотрели?! - возмущалась я.

за доклад про бенинские бронзовые таблички я получила свою первую десятку, и теперь мне одновременно приятно и очень неловко, потому что масиель сказал слово "изумительно", они аплодировали мне, а несколько подошли отдельно сказать, что им понравилось. при этом мой скилл для них, видимо, не ограничивается табличками - сегодня на семинаре меня спрашивали про описание интерьера, контрактуры и хеттские рельефы. это скользкая ситуация, потому что мне сложно сказать себе "я на коне" и тащиться от себя как тони лашден, поэтому я дергаю Д за рукав и ною ей, что это неправда, а она по правилам утешителей сто раз повторяет "нет, ты действительно на коне", и, наверное, устает от этого.
как только я оказываюсь довольна собой, я перестаю делать что-либо вообще, поэтому мне очень нужно, чтобы мне все время указывали на мои недостатки.
это какой-то неправильный способ распоряжаться ресурсами.

вчера мы с мамой посмотрели первую серию брейкинг бэд. мама уже смотрела брейкинг бэд, но решила сделать это еще раз со мной в оригинале с субтитрами, и в итоге я вопила от восторга и просто беззвучно открывала рот и чуть не разлила свой чай, и я даже не могу объяснить, почему. если, Dva-Stula, ты можешь рассказать мне что-нибудь о том, как это снято, я бы хотела послушать, - но оно попало в правильное место в голове, и теперь поздно что-то менять.
где-то в моем восьмом классе по "домашнему" вдруг начали показывать доктора хауса, и я стала смотреть его, потому что моя мания списков не позволяла мне предать забвению какое-то одинокое фанвидео, которое я нечаянно увидела за полгода до того. и это было дивное время, потому что я очень уставала от своих математики, географии (в тот год у нас вела е.с., невозможно бодрая старушка ростом с половину меня, которая могла с закрытыми глазами нарисовать карту волги и играла йоду в школьном капустнике) и необходимости регулярно перепрятывать тетрадки со слэшными фанфиками по гарри поттеру, но в десять вечера по будням можно было лечь на пол в гостиной и посмотреть серию доктора хауса. это был очень действенный успокоительный процесс - когда началось лето, "домашний", к тому моменту докрутивший, кажется, до пятого сезона, вдруг решил остановиться. а осенью одумался и начал заново. и я тоже начала заново и так и смотрела бы доктора хауса до пятого сезона каждый год, но в девятом классе у меня почти не было времени уставать, и все закончилось само собой.
я подозреваю, что брейкинг бэд - не тот сериал, который можно использовать для релаксации по вечерам. но уолтер, который внезапно почувствовал себя сильным, пока жизнеутверждает сильнее, чем пайпер чапман. плюс мы договорились смотреть его только вместе, поэтому нельзя будет устраивать ночь страданий и утреннюю пробежку для синхронизации с внешним миром. посмотрим, что из этого получится.
когда мы досмотрели, мама взялась за свою чашку и сказала:
- только не пиши и не читай про них ничего. это гнусно.
джесси, снимающий на видео уолтера в трусах, еще не кажется мне обоснованием для пейринга, но ключевое слово всей этой истории - пока.

@темы: he touches hendry and sets him on fire, вы поступили в лучший вуз страны - says the whisper behind you, диа ложечки

02:15 

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
сегодня маменька разбудила меня в 8, хотя первая пара начиналась в 12:10, и я не знаю: то ли она испытывает еще больший хтонический ужас перед этим городом, чем я, и считает, что меньше чем за три часа до семеновской не добраться, то ли я распечатала не то расписание. первое, конечно, невозможно - прошлым летом в нью-йорке изнывали мы с дашей, она чувствовала себя отлично. дело во мне, хотя это и печально, учитывая, что всю первую неделю нас учили искать информацию на вышкинском сайте.

в среду мы с Д доползли до парка горького к трем и посидели на траве, пока обаятельный рыжий еврей говорил об опыте эмиграции. потом мы дошли до шатра с любовью, в который нас очень зазывала актив-тренерша алина (потому что чем же может интересоваться искусствоведческая первокурсница, как не благоустройством собственной личной жизни). в шатре было тесно, но рядом стояли юноши с блокнотами, которым можно было оставить свой номер телефона; впрочем, когда мы поняли, что к чему, ведущий любви закричал в микрофон:
- меняемся, тема на следующие две минуты: "если бы мой отец был суперменом"! -
и нам удалось скрыться незамеченными.
у стола студорганизаций тоже была толпа, но я заявила, что не переживу, если не вступлю в местный клуб анархофеминисток, и мы полезли в самое пекло.
на входе нам выдали бумажки, где были все двадцать названий и свободное место. каждая организация давала задание и за его выполнение ставила на свободное место печатку. за все двадцать печаток можно было получить приз. при этом мы с Д успели сделать селфи с тремя случайными людьми в синей одежде, ответить на вопрос про замужних женщин и нарисовать николая расторгуева, прежде чем поняли, что никто еще не объяснил нам, кто они и почему им нужен именно расторгуев. в итоге приходилось размахивать листком и кричать, что приза мы не хотим, чтобы узнать, что в вышке есть две газеты, два объединения про стажировки и что-то про экологию и благотворительность. по-моему, эти печатки очень хорошо отражают всю систему.
в итоге большую часть времени мы вели беседы о кейпоперах и макфасси (общая черта - кроссдрессинг), сидя на скамейке под каштаном, и один раз мимо нас даже прошел паша успенский с кудрявой дамой, но полтора года назад я так и не поговорила с ним про стихи, поэтому он меня не узнал.

вчера я дошла до пятьдесят седьмой и посидела на уроке у маленьких гуманитариев - мальчиков у них столько же, сколько девочек, и они очень трогательно читают гекзаметр. у одной из девиц уже малиновые волосы, и ароновна изображает, как она вертит пальцами, отвечая (хотя, кажется, кто бы говорил). ароновна заплатила за мою еду, напоила меня кофе из собственной чашки, я пообещала найти ей пьесу на этот год, я пообещала подосинову прийти к маленьким гуманитариям рассказывать про взрослую жизнь, я пообещала никольскому приходить смотреть кино, я ничего не успела, потому что бежала к врачу, и теперь мне одновременно хорошо и тоскливо.

к слову о врачах - сегодня я не смогла пойти в поликлинику, потому что училась, а дальше этот терапевт или окулист оказался занят до конца месяца. я не знаю, как люди ходят к врачам не по страховке, и это довольно страшно, надо сказать.

к слову о сегодня - идти туда не имело, пожалуй, особого смысла, и я могла бы уже получить свою справку и ходить на свое ушу. на экономике меня хватило на двадцать минут, за которые лектор три раза повторила одно и то же (или не одно и то же, но тогда у меня проблемы), а потом я решила дочитать макса фриша и написать раскадровку к макфасси, который обнаружился у меня в блокноте в количестве трех страниц и о происхождении которого я ничего не знаю.
в конце второго модуля у нас экзамен, но я думаю о нем не больше, чем о том, чем я буду заниматься, когда выпущусь.

от кирпичного переулка до метро мы шли вчетвером: я, Д, девочка Р, которая хотела поговорить со мной о фассбендере, и девочка, кажется, Л, которая выглядит, как я четыре года назад, и которой нет вконтакте, поэтому со всеми вышкинскими идеями социализации я боюсь за нее еще больше. можно добавить сюда же девочку, к которой мы с Д подсели за стол, когда явились на кирпичную за час до пары - она поставила в предложении вопросительный знак и вопросительно сказала, что пишет фанфик по игре престолов. ее имени я не знаю, потому что после десяти минут невежливой анонимности она спросила:
- можно узнать ваш ник? - и я в сотый раз подумала, что не знаю, как удобно говорить его по-русски. когда года два назад о нем узнал дракула, он какое-то время называл меня ведро. ее ник состоит из одного слова и двадцати двух букв, так что пока мы квиты.

не то чтобы я удивляюсь количеству фандомных людей. мне скорее обидно, что есть четверо, которым можно разыгрывать в лицах разговоры джеймса макэвоя с интервьюерами в 2011, но при этом никого, кто would want me as myself for once, задыхается хью джекман в моей голове. ишь чего захотела на второй неделе. но у меня как-то так получается, что люди, с которыми мы говорим про фандомы, обычно сначала долго занимаются со мной синхронной глубоководной рефлексией и понимают про мое трепетное отношение к персонажу. это же не просто шутки про геев, вы чего.
впрочем, у меня есть целых четыре года, чтобы дойти до обсуждения просаподосисов и/или волос в ушах.
вы не хотите обсудить со мной эти конкретные волосы? в смысле: каков процент фандомных людей в вашем окружении, и что вы делаете, когда видитесь, кроме того что горите? с чего начиналось ваше общение; приходили ли вы в фандом вместе с кем-то или приводили ли в него кого-то? должны ли ваши друзья любить то, что любите вы? делите ли вы друзей на фандомных и нефандомных?
это интересно, правда.

@темы: нет, я должен танцевать!, налей себе ещё немного экстраверсии, завещание крессиды, дракула, вы поступили в лучший вуз страны - says the whisper behind you, Мари, 57

00:39 

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
сегодня у нас (у тридцати сегодняшних, я все еще не представляю, сколько нас всего, но мальчика два, это с уверенностью) был первый настоящий искусствоведческий день. до этого я не очень понимала, где я нахожусь и зачем тратить шесть часов в день на просмотр презентаций про эксплуатацию сайта и выживание в университете как сложной системе. кажется, мне все еще это сдавать, но когда я слышу «бжд», думать все равно могу только про кукол на шарнирах.
на первой паре –
не конспекты

женщина, которая ведет историю – в мягкой форме фем!максим попов. у нее такое же личное отношение ко всему, но не панибратское – она как будто сама там и видит все это. такая историческая реконструкция.
- мы с вами находимся в начале мезолита… люди уже создали каменные орудия труда, приручили собаку… хотя что до меня, я больше котов люблю.
она говорила, что люди оставляли на стенах пещер отпечатки ладоней только потому, что неудобно было отпечатать лицо; что рука – символ индивидуальности, инструмент творца. и все это голосом материнским и нежным.

лев карлосович масиель санчес рассказывает нам введение в историю искусства, и он светится, как фантастические римские свечи, у него голос файера и интонации никольского, поэтому сегодня я сидела в последнем ряду напротив и смотрела ему в рот. я вижу в нем почти что аллегорию вшэ – он очень живой, деятельный, харизматичный, он просто и понятно объясняет, он идет на контакт, он прекрасно чувствует себя в этом теле со сложным именем, животом и маленькими глазами. показывая на экране картинку, сразу ладонью отмеряет размер – он все это видел, и немедленно хочется мчаться смотреть в петри и на синай.
и в то же время – как и во всей модели построения вшэ – в какой-то момент я дергаюсь, потому что его на-коротко-ногость со всем происходящим вокруг несколько выбивает меня из колеи.
но за ним очень хорошо записывать.
- многие действия творческих людей совершенно необъяснимы, - говорит масиель, проводя по горлу сложенным вчетверо черным платком. зал думает. это перформанс? со всем, что описывает, он накоротке – рембрандт совершенно не умел писать руки, у него выходят ужасные короткие клешни. он использует слово «отвратительный», а его искусство очень подвижно – оно осыпается, гниет на воздухе, ржавеет, бронзу переплавляют, мрамор перевозят, и ничем он не восхищается больше, чем античными статуями, которые пошли после статичных египетских.
странно, но при всем этом он специализируется на – верно, архитектуре.
после семинара я спросила его о том, что и так понимала, чтобы можно было поспорить – нельзя говорить с таким человеком про то, чего не знаешь, потому что он очень хорошо объяснит, и никогда потом не поймешь, это ты так думаешь или веришь ему на слово.

когда вижу кого-то из пятидесятисемитов, в голове как будто вылетает какая-то пробка, приходится буквально держаться за стену. и, кажется, это не односторонне – сегодня спустилась к ним на этаж, чтобы наконец поймать социально активного Д, и Ж сказала мне «не появляйся здесь, я наступаю на ноги людям».

в качестве первого домашнего задания нужно будет поговорить с первокурсником или преподавателем, сходить на конференцию или сделать доброе дело. я мухлюю и уже договорилась увидеться с константином, который постит в своем паблике вконтакте фрагменты средневековых миниатюр с цитатами про страдания и с которым мы в конце мая нечаянно пили водку в лесу.

@темы: налей себе ещё немного экстраверсии, диа ложечки, вы поступили в лучший вуз страны - says the whisper behind you, 57

комизм тотальности мелочей

главная