• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: завещание крессиды (список заголовков)
23:42 

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
подумалось: эх все проходит
ну да вообще-то проходит
но что-то новое скоро произойдет
а что-то уже происходит


ну и денек это был. пар было пять штук, с половины одиннадцатого до шести, с двумя преподавательницами, у каждой по семинару, к каждому пять штук текстов. а нам еще нужно было распечатать билеты. в этот раз в кисловодск никто не уезжал, просто принтер не работал. окончательно пожертвовать своим интеллектуальным лицом, вломившись к руководительнице курса с просьбой позволить нам пройти на оперетку. да впрочем чем там жертвовать, блестками под глазами или помадой на подбородке. пораньше сбежать с последней, бочком пробираться к выходу. на перегонах метро я читаю про жана батиста гренуя. все эти запахи: бергамоты ожиданий, и померанцы прошлого разочарования, и литры опереточного розового масла, – беспокоят ноздри моей души.

у меня отвратительная ноздреватая розовая душа.

зал плотно, как чемодан, уложен рядами красных бархатистых стульев. я опасаюсь увидеть здесь свою ученицу, как это случилось в прошлый раз, но этот страх уже сформулирован, поэтому я сама себе подбрасываю другие. увидеть здесь свою учительницу. а ведь могла бы быть – какая-нибудь ольга федоровна, которая возила параллельный класс в санаторий в подлипки и заставляла их делать в коридоре зарядку с раскрашенными деревянными палками, так что я, когда приходила рано, боялась, что меня этой палкой зашибут.

после того, как все кончится, мы уже договорились, мы еще раз пойдем и напьемся.

долго, долго играет оркестр, и томительно хорошо поет тонкокостная девушка, и на экране как будто ведут по узкому коридору картинной галереи с синими стенами, наконец разворачивают и утыкаются невидимым глазом в пустую раму, где постепенно проступает огненный контур лица.

у маэвы длинные светлые волосы и светлые голые ноги, и когда солаль подходит к ней – нежно берет посередине предплечья, и она смотрит ему в лицо и поет ему в лицо. маэвы мне и не хватало для полного счастья.
потом она будет низко наклоняться к диан, и они будут улыбаться друг другу.
потом они будут сбегать по фосфоресцирующим ступеням втроем: диан с голой ногой, ноэми в платье из черной марли и она в сверкающем комбинезоне – и это будет концерт какой-нибудь группы, какую я любила в две тысячи шестом, и мне вовсе даже не будет стыдно.

солаль в конце песни обвинительно посмотрит со сцены. на экране сверкнет контур его бровей и набрякшие темные веки.

ноэми и диан будут плеваться, проплывать мимо друг дружки в огромных кринолинистых черных платьях, будут одновременно обозленные и изящные.
диан будет показывать язык и петь гадким голосом и немедленно улыбаться – на то он и концерт, чтобы не играть злость слишком всерьез. ноэми будет теряться на каждом резком звуке, но вытянет последний припев своей песни так, что я буду сидеть молча и слушать.
они обе будут много петь сами, и я буду этому удивляться, потому что у меня они еще не заработали этого статуса, я их видела только на картинках, как генрих восьмой своих женушек.

всех их я буду хотеть поцеловать.

потом выйдет микеле – все они станут выходить из центра, где ступенчатые подмостки и проекция красного бархатного занавеса, мало ли чего проекция, красные складки, mon dieu, – он будет в белом каком-то мундире с золотыми шнурами и мягких фиолетовых, почти пижамных брюках, и лицо у него будет в золотой штукатурке, но гладкое и спокойное, как и должно быть.
я возьмусь его фотографировать – от идеи пассивного наблюдения я отказалась, как только вошла сюда, потому что все это слишком красивое, мне слишком важно это помнить, чтобы полагаться на свою память. но сфотографировать его как следует будет невозможно, потому что он станет сверкать и отсвечивать, мальчик из фольги, и золотые шнуры на белом делу не помогут, разумеется.
он будет вытягивать красивую шею. он будет, что неожиданно, очень хорошо петь – первым споет le trublion, начнет почти речитативом, и я растеряюсь: это же громкая, злая песня, – но он будет улыбаться и говорить, и это будет то, что надо.
не один и не два раза он подскочит к гитаристу в дурацкой серой шапке, в похожей на такую иногда ходит солаль у себя в соцсетях, и микеле будет приседать, и кивать ему, и вертеть по кругу рукой, и совершать все эти условные финты, которые изобличат в нем стареющего рокера – это именно вдруг станет ясно, что микеле, который отродясь рокером не был, а был поздно нашедшим свою популярность опереточным певцом, умудрился состариться с этой невоплощенной мечтой о рокерстве, которую волок за собой лет, я полагаю, с тринадцати. и вот он будет приседать и кивать и вертеть рукой, и я буду смотреть на него и радоваться, потому что вообще не важно, что он делает с точки зрения музыкальных критиков, важно, как он себя внутри этого чувствует.
еще это будет почти что самое театральное, что я видела в своей жизни.
потом он положит руку на плечо гитаристу и приляжет на него головой.

во второй части он накрасит себе рот малиновым и будет много этим ртом улыбаться. будет на каждый выход менять наряд. ходить карличьей походкой, которой, пожалуй, несколько лет назад готовил себя к прыжку. делать меньше резких движений. будет вообще-то толще, чем раньше. не всегда получаться на фотографиях – но на половине все равно только потому, что вспыхивает, как зеркало, хотя все наряды, кроме одного, будут черные.
все это время на сцену будут волнами накатывать люди, падать у бортика и через него протягивать цветы в целлофане, и я буду закатывать глаза до тех пор, пока преисполненная особенного рвения толпа не бросится к нему ровно перед словами я проклинаю розы, и это придаст происходящему некоторое сходство с перформансом.

все они будут каждый раз говорить: спасибо, и я буду возмущенно отвечать: спасибо вам.

ах да, а еще весь первый час все они будут самую чуточку не успевать за музыкой, петь в своем ритме, не с первого раза давать резкое резким и нежное нежным, путаться в словах или намеренно их пропускать, микеле половину арии споет так, как я могла бы петь на французском. и от этого будет только лучше, потому что будет видно, как они заново притираются к своему исполнению, влезают в него. мне бы хватило того, что они ходят и улыбаются скрипкам в оркестре, но нет – они еще живее.

потом объявят антракт, и я буду тосковать о воде и о продолжении. в продолжение дадут флорана. развернут из ящика с черным атласом и выпихнут, с микрофоном и в слишком тесных джинсах, и он ни разу не пробудет на сцене по ощущениям дольше трех минут.
он будет ужасно профессионален. он не сделает ни одной ошибки, хотя будет петь в два с половиной раза быстрее привычного и при этом приседать у края сцены, отдельно благодарить каждого человека с букетом, снова вставать и быстро-быстро ходить из стороны в сторону. он будет так клиентоориенитрован, что станет разговаривать и на русском, и на английском. он все же ошибется – когда завопит на русском, что водка москва круто, споткнется и чуть не свалится в зал. он сядет на краю сцены и будет болтать ногами. он сядет на ступеньку и будет болтать с оркестром. он будет половину одной песни надевать пиджак не той стороной во имя меметичного выступления трехлетней давности и чтобы все оценили, насколько грациознее он делает это сейчас.
потом диан с голой ногой, ноэми в красном мундире и маэва в блестящем комбинезоне явятся обвинять его.

зал будет орать-надрываться.

потом он появится снова, весь этот час отведен на самом деле ему, теперь он будет в белом, они спустятся по ступеням вместе с микеле, будут петь и улыбаться друг другу, и все случайные фотографии, зафиксировавшие их идущими в разные стороны, будут выглядеть драматично, у меня их будет двадцать, и я все сохраню.

песня, которую я люблю, и которую, как мне пообещали, ни за что не услышу, тоже будет. ее микеле споет вместе с ноэми и поцелует ноэми так, что нам не будет видно.

после этого вдруг будет конец, и они высыплют на сцену все блестки, что есть, и вдруг к ним понесутся люди, и тогда мы тоже рванем, что мы, дуры что ли, не рвануть, и вмешаемся во второй ряд почти самыми последними, а там, воздев руки под сценой, попадемся в чье-то видео, пару сантиметров не дотянемся до чьей-то руки, будем прыгать, будем орать, они споют на бис две самых известных песни, все будут улыбаться друг другу, маэва покажет солалю язык, арфистка помашет солалю рукой, на следующее утро все это вместе с моей лысой башкой окажется у него в соцсетях, а пока они будут петь и улыбаться все вместе, ходить туда и сюда, что-то вытворять руками, говорить одни и те же слова по-русски, и наконец поклонятся и разбегутся,

и тогда мы медленно начнем расходиться тоже, и чтобы меня не увидела вездесущая ученица, я надену парик.

и все это в будущем, потому что теперь я думаю, что не могла всего этого заранее не сочинить себе, в эти самые несколько минут первой арии, иначе почему я так мало волновалась, что это может случиться не так.

конечно, и здесь было место для страдающей выдумки: когда микеле и ноэми допели и поцеловались, они разошлись в разные стороны длинной сцены. это было как раз перед первой песней флорана, никто его еще не видел, и флоран выскочил из-за кулис, выставив вперед раскрытую ладонь, и микеле сейчас же подставил под нее руку, и это выглядело картинкой, на которой персонажам подписывают смешные роли: это я, это мои попытки наладить личную жизнь, это мои деструктивные прошлые отношения. такой картинкой, только танцующей и блестящей. ангстовик-затейник в моем лице всегда найдет, чем развлечься.

мы не пошли ни к какой служебке ни за какими фотографиями, хотя после их настоящих гладких лиц и рук, которые не получилось потрогать, страшно хотелось чего-то еще. хоть в мариотт.
но на самом деле страшно хотелось совсем другого.
для такого надо переезжать в париж, овладевать французским, бесконечно тереться возле одних и тех же мест, пить один и тот же кофе, может быть, устраиваться работать туда, где этот кофе дают, и однажды воспользоваться любезно предоставленной судьбой возможностью этот кофе дать, и так долго, долго, долго,
но оттуда недалеко до плаката на стене однокомнатной квартирки, которому ты красишь губы, а потом поливаешь лаком для волос отросшие до приличия волосы и поджигаешь себя в аэропорту, откуда тот, ради кого ты изначально все это проворачиваешь, улетает в корею, или в итальянскую чериньолу, или в москву на концерт. к этому моменту твоя семья давно разрывает с тобой отношения, твои умные друзья отписываются от тебя в инстаграме, твои тексты лежат недописанными, потому что –

И ЭТО ПРАВДА –

тяжело и неловко и, кажется, незачем писать что угодно, с трудом и по нескольку раз формулировать какие-то свои соображения по поводу ранней жизни того, кого ты не знаешь, в итальянской чериньоле.
это и так-то всегда тяжело и неловко, и приходится постоянно проводить скучные ритуалы, с трудом и по нескольку раз формулировать: зачем это делается, если не для восстановления истины, – и так образ героя удается чуточку затуманить. главное не переборщить, чтобы не только со стороны, но и самой в процессе не показалось, что он потерял сходство с оригиналом, перестал быть оригиналом. потому что здесь другая загвоздка: зачем это делается, если герой не тот, а другой, непонятно какой, про кого, а стало быть, для кого это пишется.
а когда ты почти что трогаешь героя за гладкую руку – все по новой.

но хорошо все равно. я подпрыгивала, выбрасывая вперед ступню с натянутым носочком, до самого порога вагона метро.

я хожу туда, чтобы проверить и убедиться, что микеле хорошо себя чувствует, вот как. и за мое прилежание половину чудовищной суммы за оперетку мне разрешают скостить.

@темы: тексты, проза, оперетка, нет, я должен танцевать!, музыка, завещание крессиды

02:20 

итоги прошлого года

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
пусть будут здесь тоже

дураковатый петербург, когда несколько суток просто лежали за закрытыми дверями и носа не могли высунуть от холода. ледяная одинокая вологда. новгород с многим очень красивым, старыми фресками и глинтвейном со шведами. сразу после дзержинск, где я всюду влезла. ферапонтово с невиданно красивыми и бессвязными дорогами. еще один дзержинск с переделом с импровизированным доланом и десятком совсем других фильмов. тверь с ароновниным классом и разговорами с ароновной.
париж – страшно грязный, и солнечный, и шумный. благовония с запахом армянской бумаги, китайский квартал в ночи, рассвет с балкона, мейнстримное винище на крыше, тосты с авокадо и больше ничего, луксорский обелиск палкой в колесо обозрения, первый вдох на пороге сен-шапель, туристические руки на мраморе, православная церковь, где мы стояли, как истуканы, платье фиолетовой красоты, grands ensembles, красный бархат, тихий город над городом, стрекоза у меня на пальце, мокрый асфальт, улица моцарта. сердце радуется и ноет так, что впору называть эту писанину страданиями юного верта.
еще один петербург с музеем, где я отвела начальницу в темно-зеленый скифский зал, а она меня в пышечную. там я покупала умные книги, которые не прочла. поленово с музеем, где просто все было хорошо, как только можно, даже ошибки.

очень красивый ммома. луиз буржуа в гараже. страшная галерея. перформанс в пушкинском. нежные танцы во дворе мусейона после. интровертная красота в доме впечатлений. сто часов в лувре – с хождением босиком, сидением на ассирийском полу, потом на полу напротив веронезе. гигантический помпиду. джунгли орсэ. пти-пале с отражениями в постимпрессионистах, бликующим светом на картинах без стекла и полустершимися тактильными моделями. оранжерея под genesis. еще один ровно бурчащий пушкинский.

режиссер года без сомнения тарантино.
омерзительная восьмерка как премьера года,
досмотреннон спустя четыре года криминальное чтиво,
бешеные псы на диване в гнусавом дубляже.
еще геолокации смешные: петербург – новгород – дзержинск.
отдельное открытие года звездные войны. без эвоков в чемодане было пустовато.
вообще премьерой года планировался апокалипсис, но не случилось.
на день рождения риты случились твари, и можно долго говорить, как они пересеклись со всем подряд и как неожиданно и в конечном итоге здорово это было.
год был богат на поленья даже без конца света. мюзикл года – моцарт, потому что были, страшно сказать, и другие. думала, что совсем не понравилось, а на следующий день пришла, вся бренча, и рита улыбалась. читала письма моцарта и начала красить глаза и носить бархат.
сериал года твин пикс. в этот раз зашла дальше, чем когда-либо, но все равно не досмотрела. мне даже нравится так.
книга года без сомнения дом, в котором. весь год оглядывалась и удивлялась, что года еще не прошло. кроме него бабель и вирджиния вульф. больше драматургии, чем в предыдущие годы – хорошая идея, когда читать якобы некогда. книжка гретель и тьма, та половина, что про нацистскую германию.

мальчик с глазами и губами. собственные зеленые волосы. красивые собственные фотографии. бархат килограммами и может быть еще вычурней общее впечатление от себя.
одна из лучших моих картинок.
медленное чтение текстов Мари. мало текстов и много идей для текстов. удовольствие от их написания. очень новые мысли о смысле всего этого.
из конкретного. все же к февралю дописанный королевский текст. еще один летний в ту же вселенную. фанфик по иксменам по старенькому плотбанни. апокалиптичный текст. в тот же тридцатидневный флэшмоб попытки фанфика по твинпиксу. куски женской версии дома. ванный кусок. концепт про дисфоричного микеле. несколько тупых и красивых рейтинговых шматов туда же. сто пятьдесят задумок про самойловых. из них хоть как получился кроссдрессинг. еще были страшные сны Г, лежание на берегу озера по мотивам настоящего с ритой и ее братом, гостиничка по мотивам настоящей с машей и мухами, бессвязный рейтинг, начало для умника, которое я переписывала, или писала с осознанием, что придется переписывать – тоже свежо, и кусок гендерсвитча. про большую часть этого вообще забыла. люблю это чувство. две задумки про серые танцы, одна для себя, другая хорошая.
ничего особенного – но учитывая, что сказать мне сейчас особенно нечего, я довольна, что не забрасываю все это и работаю над текстами, даю им отстояться и скиснуть, если они плохие, а не давлю из себя хоть бы что.

максидром с красивым светом и музыкой, в которой получилось затеряться. живой Г с оркестром. страшно чувствительный страшный микеле в золотых хлопьях.
настоящий йен маккеллен.

даша вышла замуж и будет рожать ребенка.
чужая койка, где я попробовала трахнуть мальчика и не преуспела. несколько неловких попыток секса.
конец единственных в моей жизни отношений. было много такого, чего раньше никогда не было. было хорошо.
приезжала сибил и жила у меня. Роджер закончился.

первая пересдача. первые итоговые тройки. первая университетская курсовая по собственной интересной теме. первый научный семинар. билеты в другой город на первую конференцию. я не мои оценки – я как никогда они. может быть, первое взаимнозаинтересованное общение с преподавательницей здесь.
официальная работа по специальности. полугодовой разговор с детьми про искусство. много денег за большой утомительный проект. другой, маленький и собственный от начала до конца проект. восприятие его критики.
школьный скандал. много нового поняла про разных людей, в том числе про себя. что-то совсем поломалось.
наблюдательство на выборах. тихийпикет под думой.
[еже]дневник. госпожа С почти каждую неделю с октября. совпадение содержания и формы разговоров, ее удивленно поднятые брови, телесно-ориентированная терапия, физическая боль, холод, запах воздуха и вкусный невкусный кофе после. вместо плоских рыданий от усталости – рыдания от эмоций, которые я даже могу иногда опознать.
растянувшаяся на больше чем надо месяцев история со съемом квартиры. с хорошим концом. моя собственная квартира. неописуемое удовольствие вытирания пыли, съем скальпа со стены, зеленые огоньки на окне, широкие подоконники, мягкий сон в своей кровати, кино по ночам, вино по ночам.
еще было много проебанного. но пока ничего категорически.

теперь не останавливаться в целом и уметь остановиться в частностях.

@темы: 57, artorian, college of st joanne, he touches hendry and sets him on fire, this room contains some references to nudity and sexual content, Королевство, Мари, акробатцы, велком ту наша машинка, вы поступили в лучший вуз страны - says the whisper behind you, завещание крессиды, налей себе ещё немного экстраверсии, не по дням, незаконченное, проза, рисунки, тексты

20:19 

старый фанфик по апокалипсису

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)

аееее картиночккккки


Мелкие камешки и сосновые иглы перемешаны с вязкой глиной, нога увязает чуть не по щиколотку. Дождь прошел, размазал землю и сбил все запахи. В лесу темно, силуэтов ей недостаточно. Не разобрать, куда они тащатся. Она не доверяет ни одному из них. Дождь оставил только собственный густой свежий запах. У нее колет в носу, хочется чихнуть, но нельзя издавать ни звука.
Потихоньку раздвигая ветки, они идут, стараясь ничем не хрустнуть и не чавкнуть. Ворон кричит в кроне — старый маразматик. Кукушка если и есть здесь, то притаилась, не хочет рассказать, сколько им осталось. Консерватор и модернистка (она вспоминает многосложные слова, чтобы не нервничать). Любители линейных повествований.
Рейвен — не ворон.

читать дальше

@темы: тексты, проза, завещание крессиды, he touches hendry and sets him on fire

20:59 

lock Доступ к записи ограничен

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
жесть какаято

URL
09:46 

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
«просто представь, что на ютубе вдруг всплывает полутораминутный ролик, где Сид Барретт и Роджер Уотерс занимаются сексом
и это супер неловко, все выскальзывает, камера дрожит, картинка зернистая, они смеются, выглядят нелепо и дискриминируют женщин в посткоитальных разговорах
ну и что?»

@темы: завещание крессиды, велком ту наша машинка

00:46 

lock Доступ к записи ограничен

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:44 

lock Доступ к записи ограничен

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:01 

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
29.09.2014 в 19:30
Пишет Morane:

В чём суть— вы даёте мне пейринг, а я отвечаю:

1) чем пейринг мне нравится
2) чем он мне не нравится
3) кто из персонажей мне более симпатичен
4) каким я вижу этот пейринг в каноне
5) мои кинки в этом пейринге
6) мои сквики в этом пейринге
7) кого я могу вписать в этот пейринг третьим (если могу)
8) песня, которая ассоциируется у меня с этим пейрингом
9) какую АУ я бы по этому пейрингу почитала


URL записи

URL записи

@темы: завещание крессиды, не по дням

03:51 

lock Доступ к записи ограничен

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:24 

про крокодила, у которого болели зубы

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
прошлым вечером у меня очень болела челюсть, я смотрела "мементо", отчего ее сводило еще больше, и сожалела о том, что сцена с пломбой из 9-11-10 уже существует.
в итоге я написала фанфичек по "во плоти".
он маленький и про боль.

читать дальше

@темы: тексты, проза, завещание крессиды

05:28 

СЛЭША НЕТ

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
под катом тот самый текст, который мы с Мари начали писать еще летом, а потом это стало тяжело, и мы остановились, и он лежал недоделанным довольно долго, и я чувствовала себя из-за этого неуютно.
я торжественно объявляю его готовым.
вообще-то он мне не нравится. мои немногие фанфики должны быть очень логичными, и герои их должны очень красиво разговаривать. здесь ничего этого нет.
зато здесь есть то, чего я никогда раньше не делала с текстом.
например, я писала за чарльза, а Мари - за эрика, и в тот момент, когда сюжет дошел до разговора, никто из нас не решился взять на себя эту ответственность, поэтому мы просто встретились и поговорили через персонажей. мы очень разозлились, перенервничали и не успели собраться, вышло довольно нелепо, но я почему-то думаю, что разговор в такой ситуации в любом случае получился бы нелепым. это как будто греет мне душу.
кусок про убийство кеннеди я люблю так страстно, что читала его вслух обоим родителям.
чарльз соткан весь из потока сознания, эрик стаканы от страсти грызет.

читать дальше

@темы: тексты, проза, нет, я должен танцевать!, налей себе ещё немного экстраверсии, завещание крессиды, he touches hendry and sets him on fire

00:39 

кристмас ин килларни (и какое-то количество историй про майкла фассбендера)

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
начать следовало бы с того, что я вообще приехала в килларни в самое неудачное время из возможных. после празднования рождества, которое заканчивается шестого числа, все вымирает. при том, что зимой большая часть маршрутов вообще недоступны, замки закрыты, а музеи закрываются в два часа дня, вымирать почти нечему, но оно все равно это делает. еще килларни даже в активной фазе остается очень маленьким городом, его можно обойти за пятнадцать минут.
но при этом он почему-то не унылый. возможно, потому, что это моя первая самостоятельная поездка, и мне интересно все, что со мной происходит. возможно, потому, что даже когда gaelic gelato и другие места со смешными названиями закрываются, людям на улице есть до тебя дело. когда я гуляла в национальном парке, старушки, с которыми мы виделись совершенно точно единственный раз в жизни, здоровались со мной, а человек, у которого я покупала яблоки, каждый раз спрашивал, как у меня дела.
этого мне теперь очень не хватает в корке, который город и слишком большой, и в дулине, который слишком маленький (сюда я приехала в еще более неудачное время, то есть вечером в понедельник, когда после выходных все, кажется, вообще не выходят из домов).

я не очень хочу (и не очень знаю, как) рассказывать про красоту, но могу рассказать про свои сложные отношения с актерами. и косвенно - все равно про красоту.

за весь первый день я не поняла ни слова из сказанного моими соседями, смирилась с тем, что скоро умру здесь от глупости, и ушла гулять в парк, где в темноте чуть не сломала ногу, рухнув в яму с пня. потом для акклиматизации посмотрела сколько-то фильмов с киллианом мерфи, поняла, что он напоминает мне сразу двоих моих знакомых, что заставляет меня испытывать странные чувства, и опять ушла гулять в парк, когда стало светло. заброшенная деревня все-таки повлияла на мою психику, и теперь я немного больше боюсь открытых пространств, даже если светло. зато в ирландии красота, и все на самом деле зеленое и красное. это удивительно.
вечером соседи уехали, и приехали новые. в килларни обретается очень много испанских девиц, которые ищут работу - неясно, почему именно испанских и именно здесь, но в одной моей комнате на шесть кроватей их оказалось трое. кроме испанок, которые селятся в хостелы, пока не найдут квартиру, и зависают там надолго, никто из людей, с которыми я разговаривала, не планировал оставаться в килларни больше, чем на два дня.
на третий день дама из пригорода корка заняла последнюю кровать. она сказала, что работает на ферме и каждые выходные ездит в килларни развеяться (при этом одновременно на природу - что любопытно, когда живешь на ферме, - и в город, встречаться с друзьями). вечером я спустилась на кухню за чаем и подсела к ней.
- я бы хотела пожить в таком маленьком городе, - сказала я. - покупать еду в groceries, гулять в парке, ходить в кино.
- килларни - не маленький город, - заявила дама. - что сейчас идет в кино?
она стала искать в айфоне программу килларнийского кинотеатра.
- смотри, это фильм про рестлера, который тренируется... о боже, ченнинг татум! ты знаешь ченнинга татума?
- ну, он должен играть гамбита в новом марвеловском фильме, - сказала я (я забыла, как по-английски будет "тумбочка", и только поэтому удержалась от цитирования стульев).
- я обожаю ченнинга татума, он такой сексуальный. серьезно, я даже готова смотреть фильм про рестлера, если там будет он.
мы посмотрели трейлер, где на большей части кадров ченнинг татум был темным силуэтом на светлом фоне - то ли для того, чтобы показать противоречивую суть его персонажа, то ли потому, что у него проблемы с изменением выражения лица.
- ух ты, марк руффало!
- что? кто это такой?
- халк, - сказала я, и мы пошли в кино.
хотя килларни можно пройти насквозь за пятнадцать минут, мы умудрились опоздать и никуда не попали. по пути я решила, что даме, которой нравится ченнинг татум, можно рассказать правду, и рассказала. кто такой майкл фассбендер, она тоже не знала, но почувствовала во мне некое подобие родственной души и купила нам пива (пиво - это не очень, а вот музыка в ирландских пабах - да).

на четвертый день я должна была пойти ужинать в ресторан фассбендеровских родителей. записанным это выглядит довольно нелепо, но когда я выбирала ирландию, я действительно была уверена в двух вещах - в придумывании фанфика по in the flesh во время прогулок по полям и в ресторане родителей фассбендера. примерно за полдня до часа икс я нечаянно нагуглила, что родители продали ресторан людям, которые все там переделали.
и тогда я разбронировала свой столик.
забронировала билет в корк на следующее утро.
пошла гулять под дождем в колледж святого брендана - это как раз довольно безысходное место с бетонными дворами и гипсовой девой марией с наполовину отбитой головой там, где обычно бывает баскетбольная корзина.
а потом пошла в кино на фильм с ченнингом татумом.
и он был неплох.

когда я вернулась в хостел, дама из корка разговаривала с девушкой с ресепшена.
- о, мы как раз говорили о тебе, - сказала она.
- я сходила на фильм, - сказала я, выжав волосы на ковер.
- объясните мне еще раз, в чем дело, - сказала девушка с ресепшена, которую я спрашивала о даме из корка, прежде чем уйти в кино.
- я обожаю ченнинга татума, и вчера мы решили пойти в кино на фильм с ним, но не успели и думали пойти сегодня, но у нее был назначен ужин...
- ...в ресторане родителей майкла фассбендера, из-за которого я сюда и приехала, но я узнала, что они продали его, и в отместку пошла смотреть на ченнинга татума без нее.
(у дамы было очень ирландское имя, а у меня - очень русское, поэтому мы называли друг друга "она".)
- о боже, майкл фассбендер, - сказала девушка с ресепшена. - я обожаю майкла фассбендера. обычно он приезжает сюда на рождество, но в этом году я его не видела. они с томми, нашим шофером, дружат еще с колледжа. однажды я сфотографировалась с ним - и он чудесный, мы так мило поговорили. правда, когда у тебя есть только один кадр, ты не успеваешь собраться, и теперь...
- он красавчик, - сказала дама из корка, которая как раз нашла в интернете фотографию фассбендера.
- он-то прекрасен, но теперь я даже никому не могу показать эту фотографию, потому что у меня там ужасное выражение лица. муж говорит мне "какая разница, это же для тебя самой".
"понимающий муж - это славно", - подумала я.

когда на следующий день я спустилась вниз с чемоданами и пообещала приехать еще, девушка с ресепшена сказала:
- приезжай! тем более, что теперь ты знаешь, когда!
я вполне искренне говорила, что это не только из-за фассбендера, но и из-за того, что килларни - чудесный город, но она, кажется, мне не поверила.

сколько-то картинок про красоту из инстаграма

@темы: налей себе ещё немного экстраверсии, кино, завещание крессиды, he touches hendry and sets him on fire

23:44 

минифест

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
во вторник мы с дашечкой придумали слово агнст - ангст с библейскими аллюзиями, - и в том числе поэтому был написан этот фик.
дашечка замечательная, и я радуюсь нашей плодотворной дружбе.
когда я только посмотрела дмб, мне казалось, что момент понимания того, что логан вернулся, и никакого эффекта бабочки, и все хорошо, должен был быть таким невероятно прекрасным для них обоих, что профессор после этого еще недели две (или сколько там выдерживает мозг обычного человека) ходил бы к китти и просил ее вернуть его в это чувство всеобъемлющей гармонии. довольно скоро я поняла, что ничего не выйдет - в прошлое ты возвращаешься со своей нынешней головой, а если знать, чувства не будет.
еще меня беспокоит то, что чарльз (в моем представлении, и я полагаю, что в фандоме не много несогласных) согласился на участие в этом сомнительном предприятии исключительно потому, что росомаха сказал ему, что в будущем они с эриком будут вместе. однако уже в сцене с тремя каналами, где хэнк говорит о неизменимости истории, а чарльз цитирует сам себя, он должен был понять, что они с эриком не будут вместе. потому что их объединила опасность. и если эрик не узнает об опасности, он не придет. но об этом он, вероятно, достаточно много думал в следующие пятьдесят лет после семьдесят третьего.
наконец, я обнаружила, что не знаю, как можно испортить рождество. то есть, после разговоров со знакомыми на отвлеченные темы я узнала, как: или все страшно ругаются, или кто-то умирает. но я не представляю себе всеобщих страшных ссор в школе ксавье, а про смерть мне писать не хотелось.
логан спасает эту вселенную в любом ее воплощении, и здесь тоже. гармонию я рассказала через него, и праздник испорчен у него, а про метания чарльза он не очень думает, потому что ему хватает своих.
можно сказать, что это нелинейное повествование - на самом деле, про логана, проснувшегося в будущем, очень сложно писать логично, он же должен думать в одной временной плоскости, существуя уже в другой.
тут есть довольно стремный поток сознания - в последнее время, когда я чувствую себя плохо с собственным текстом, я думаю ПОЧЕМУ БЫ НЕ ВСТАВИТЬ СЮДА НЕМНОГО ПОТОКА СОЗНАНИЯ, а дальше все туманно.

902 слова



 

@темы: тексты, проза, кино, завещание крессиды, he touches hendry and sets him on fire

02:15 

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
сегодня маменька разбудила меня в 8, хотя первая пара начиналась в 12:10, и я не знаю: то ли она испытывает еще больший хтонический ужас перед этим городом, чем я, и считает, что меньше чем за три часа до семеновской не добраться, то ли я распечатала не то расписание. первое, конечно, невозможно - прошлым летом в нью-йорке изнывали мы с дашей, она чувствовала себя отлично. дело во мне, хотя это и печально, учитывая, что всю первую неделю нас учили искать информацию на вышкинском сайте.

в среду мы с Д доползли до парка горького к трем и посидели на траве, пока обаятельный рыжий еврей говорил об опыте эмиграции. потом мы дошли до шатра с любовью, в который нас очень зазывала актив-тренерша алина (потому что чем же может интересоваться искусствоведческая первокурсница, как не благоустройством собственной личной жизни). в шатре было тесно, но рядом стояли юноши с блокнотами, которым можно было оставить свой номер телефона; впрочем, когда мы поняли, что к чему, ведущий любви закричал в микрофон:
- меняемся, тема на следующие две минуты: "если бы мой отец был суперменом"! -
и нам удалось скрыться незамеченными.
у стола студорганизаций тоже была толпа, но я заявила, что не переживу, если не вступлю в местный клуб анархофеминисток, и мы полезли в самое пекло.
на входе нам выдали бумажки, где были все двадцать названий и свободное место. каждая организация давала задание и за его выполнение ставила на свободное место печатку. за все двадцать печаток можно было получить приз. при этом мы с Д успели сделать селфи с тремя случайными людьми в синей одежде, ответить на вопрос про замужних женщин и нарисовать николая расторгуева, прежде чем поняли, что никто еще не объяснил нам, кто они и почему им нужен именно расторгуев. в итоге приходилось размахивать листком и кричать, что приза мы не хотим, чтобы узнать, что в вышке есть две газеты, два объединения про стажировки и что-то про экологию и благотворительность. по-моему, эти печатки очень хорошо отражают всю систему.
в итоге большую часть времени мы вели беседы о кейпоперах и макфасси (общая черта - кроссдрессинг), сидя на скамейке под каштаном, и один раз мимо нас даже прошел паша успенский с кудрявой дамой, но полтора года назад я так и не поговорила с ним про стихи, поэтому он меня не узнал.

вчера я дошла до пятьдесят седьмой и посидела на уроке у маленьких гуманитариев - мальчиков у них столько же, сколько девочек, и они очень трогательно читают гекзаметр. у одной из девиц уже малиновые волосы, и ароновна изображает, как она вертит пальцами, отвечая (хотя, кажется, кто бы говорил). ароновна заплатила за мою еду, напоила меня кофе из собственной чашки, я пообещала найти ей пьесу на этот год, я пообещала подосинову прийти к маленьким гуманитариям рассказывать про взрослую жизнь, я пообещала никольскому приходить смотреть кино, я ничего не успела, потому что бежала к врачу, и теперь мне одновременно хорошо и тоскливо.

к слову о врачах - сегодня я не смогла пойти в поликлинику, потому что училась, а дальше этот терапевт или окулист оказался занят до конца месяца. я не знаю, как люди ходят к врачам не по страховке, и это довольно страшно, надо сказать.

к слову о сегодня - идти туда не имело, пожалуй, особого смысла, и я могла бы уже получить свою справку и ходить на свое ушу. на экономике меня хватило на двадцать минут, за которые лектор три раза повторила одно и то же (или не одно и то же, но тогда у меня проблемы), а потом я решила дочитать макса фриша и написать раскадровку к макфасси, который обнаружился у меня в блокноте в количестве трех страниц и о происхождении которого я ничего не знаю.
в конце второго модуля у нас экзамен, но я думаю о нем не больше, чем о том, чем я буду заниматься, когда выпущусь.

от кирпичного переулка до метро мы шли вчетвером: я, Д, девочка Р, которая хотела поговорить со мной о фассбендере, и девочка, кажется, Л, которая выглядит, как я четыре года назад, и которой нет вконтакте, поэтому со всеми вышкинскими идеями социализации я боюсь за нее еще больше. можно добавить сюда же девочку, к которой мы с Д подсели за стол, когда явились на кирпичную за час до пары - она поставила в предложении вопросительный знак и вопросительно сказала, что пишет фанфик по игре престолов. ее имени я не знаю, потому что после десяти минут невежливой анонимности она спросила:
- можно узнать ваш ник? - и я в сотый раз подумала, что не знаю, как удобно говорить его по-русски. когда года два назад о нем узнал дракула, он какое-то время называл меня ведро. ее ник состоит из одного слова и двадцати двух букв, так что пока мы квиты.

не то чтобы я удивляюсь количеству фандомных людей. мне скорее обидно, что есть четверо, которым можно разыгрывать в лицах разговоры джеймса макэвоя с интервьюерами в 2011, но при этом никого, кто would want me as myself for once, задыхается хью джекман в моей голове. ишь чего захотела на второй неделе. но у меня как-то так получается, что люди, с которыми мы говорим про фандомы, обычно сначала долго занимаются со мной синхронной глубоководной рефлексией и понимают про мое трепетное отношение к персонажу. это же не просто шутки про геев, вы чего.
впрочем, у меня есть целых четыре года, чтобы дойти до обсуждения просаподосисов и/или волос в ушах.
вы не хотите обсудить со мной эти конкретные волосы? в смысле: каков процент фандомных людей в вашем окружении, и что вы делаете, когда видитесь, кроме того что горите? с чего начиналось ваше общение; приходили ли вы в фандом вместе с кем-то или приводили ли в него кого-то? должны ли ваши друзья любить то, что любите вы? делите ли вы друзей на фандомных и нефандомных?
это интересно, правда.

@темы: нет, я должен танцевать!, налей себе ещё немного экстраверсии, завещание крессиды, дракула, вы поступили в лучший вуз страны - says the whisper behind you, Мари, 57

00:37 

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
ладно
под катом семь страниц текста, ау, где кубрик снял "доктора стрейнджлава" на два года раньше, чем он его снял, боб дилан, иудейский псалом, мысли про щербатый телефонный диск и такие рефлексирующие и несчастные они оба, что мне хочется задушить себя подушкой
еще здесь есть секс, но его никто не найдет, во славу метафор и странных фразеологизмов, конечно
еще никто не найдет здесь кроссовер. он планировался, но вышел еще хуже, чем секс, и теперь его, в общем-то, нет, но если что-то здесь вам о чем-то напомнит, вы можете сказать об этом мне, и я обрадуюсь

читать дальше
запись создана: 22.08.2014 в 18:40

@темы: тексты, проза, кино, завещание крессиды, this room contains some references to nudity and sexual content, he touches hendry and sets him on fire

02:00 

фичок

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
очень хочется орать "я пишу, господи, пишу", но приходится сдерживать себя, потому что это бессистемная штука, держащаяся только на ритме (я уже почти перестала говорить про ритм вслух, когда мпопов объяснил мне, что он не может учить наизусть стихи на латыни, потому что у него плохой слух. я взялась объяснить ему разницу, и теперь я открываю рот, а оттуда: РИТМ ТЕКСТА РИТМ ТЕКСТА). я подчеркнула там все неосознанные цитатки и перекликающиеся начала абзацев, но в итоге все равно вышла какая-то муть. я уже перечитала и придумала ей красивое объяснение, но лучше я замолчу, а вам отдам СЛЭШ ПРО ГУМАНИТАРНЫХ МАЛЬЧИКОВ

@музыка: кино - саша

@настроение: должно быть, это итальянский воздух (с)

@темы: тексты, проза, нет, я должен танцевать!, завещание крессиды, Мари, 57

00:43 

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
потащено у Лиры.

инструкция:

1. оставьте комментарий ниже, где изъявите желание ответить на шесть моих вопросов.
2. я задам Вам шесть вопросов.
3. Вы поместите в свой дневник мои шесть вопросов со своими шестью ответами - честными и откровенными, иначе какой смысл?
4. Вы включите в запись эту инструкцию.
5. Вы будете задавать другим людям по шесть вопросов, когда они захотят быть интервьюируемы.

ответы!
от Лира Джанко:
читать дальше

от Пшен:
читать дальше

от Мари де Крессэ:
читать дальше
запись создана: 25.10.2012 в 20:08

@темы: college of st joanne, сии наручники связали нас узами дружбы, Королевство, never make memories with some guy you don't even know, налей себе еще немного экстраверсии, проза, lights from the airfield shining upon you, завещание крессиды, не по дням

21:58 

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
а у меня фанфики по маленькой мисс счастье

sounds of silence

вообще эти двое сведут меня с ума. я садилась писать с твердым намерением заставить их танцевать. и если понимать это как сонгфик, то песней будет никакая не sounds of silence, а skillet's whispers in the dark.
но вот так. не получается.

@темы: тексты, проза, кино, завещание крессиды

12:47 

death note 3

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
название: Сказка
автор: weird
бета: нет
фандом: Death Note
рейтинг: G
пейринг/персонажи: Миса, прочие упоминаются
размер: мини
жанры: гет, джен, ангст, повседневность, даркфик, AU
предупреждения: ОМП, ОЖП
дисклаймер: не мое
саммари: жизнь Мисы после победы Лайта. без пейринга?! что это со мной?
от автора: еще один вариант развития событий после победы Киры.
размещение: с разрешения

читать дальше

@музыка: the pierces - secret

@темы: тексты, сии наручники связали нас узами дружбы, проза, завещание крессиды

08:48 

это только кажется

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
название: Дом
автор: weird
бета: нет
фандом: Loveless
рейтинг: PG-13
персонажи: Коя, Ямато, Нагиса, мать Кои
жанр: драма, юри, ангст, романс, философия, психология, занавесочная история
размер: мини
дисклаймер: вселенная Loveless принадлежит Кога Юн.
саммари: Коя знает, что такое жизнь после смерти. но и жизнь до смерти нельзя забывать.
предупреждение: события, не присутствовавшие в аниме. вымышленные персонажи.
размещение: с указанием автора.

читать дальше

@настроение: не я совершенно

@темы: тексты, проза, завещание крессиды, never make memories with some guy you don't even know

комизм тотальности мелочей

главная