• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: нет, я должен танцевать! (список заголовков)
23:42 

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
подумалось: эх все проходит
ну да вообще-то проходит
но что-то новое скоро произойдет
а что-то уже происходит


ну и денек это был. пар было пять штук, с половины одиннадцатого до шести, с двумя преподавательницами, у каждой по семинару, к каждому пять штук текстов. а нам еще нужно было распечатать билеты. в этот раз в кисловодск никто не уезжал, просто принтер не работал. окончательно пожертвовать своим интеллектуальным лицом, вломившись к руководительнице курса с просьбой позволить нам пройти на оперетку. да впрочем чем там жертвовать, блестками под глазами или помадой на подбородке. пораньше сбежать с последней, бочком пробираться к выходу. на перегонах метро я читаю про жана батиста гренуя. все эти запахи: бергамоты ожиданий, и померанцы прошлого разочарования, и литры опереточного розового масла, – беспокоят ноздри моей души.

у меня отвратительная ноздреватая розовая душа.

зал плотно, как чемодан, уложен рядами красных бархатистых стульев. я опасаюсь увидеть здесь свою ученицу, как это случилось в прошлый раз, но этот страх уже сформулирован, поэтому я сама себе подбрасываю другие. увидеть здесь свою учительницу. а ведь могла бы быть – какая-нибудь ольга федоровна, которая возила параллельный класс в санаторий в подлипки и заставляла их делать в коридоре зарядку с раскрашенными деревянными палками, так что я, когда приходила рано, боялась, что меня этой палкой зашибут.

после того, как все кончится, мы уже договорились, мы еще раз пойдем и напьемся.

долго, долго играет оркестр, и томительно хорошо поет тонкокостная девушка, и на экране как будто ведут по узкому коридору картинной галереи с синими стенами, наконец разворачивают и утыкаются невидимым глазом в пустую раму, где постепенно проступает огненный контур лица.

у маэвы длинные светлые волосы и светлые голые ноги, и когда солаль подходит к ней – нежно берет посередине предплечья, и она смотрит ему в лицо и поет ему в лицо. маэвы мне и не хватало для полного счастья.
потом она будет низко наклоняться к диан, и они будут улыбаться друг другу.
потом они будут сбегать по фосфоресцирующим ступеням втроем: диан с голой ногой, ноэми в платье из черной марли и она в сверкающем комбинезоне – и это будет концерт какой-нибудь группы, какую я любила в две тысячи шестом, и мне вовсе даже не будет стыдно.

солаль в конце песни обвинительно посмотрит со сцены. на экране сверкнет контур его бровей и набрякшие темные веки.

ноэми и диан будут плеваться, проплывать мимо друг дружки в огромных кринолинистых черных платьях, будут одновременно обозленные и изящные.
диан будет показывать язык и петь гадким голосом и немедленно улыбаться – на то он и концерт, чтобы не играть злость слишком всерьез. ноэми будет теряться на каждом резком звуке, но вытянет последний припев своей песни так, что я буду сидеть молча и слушать.
они обе будут много петь сами, и я буду этому удивляться, потому что у меня они еще не заработали этого статуса, я их видела только на картинках, как генрих восьмой своих женушек.

всех их я буду хотеть поцеловать.

потом выйдет микеле – все они станут выходить из центра, где ступенчатые подмостки и проекция красного бархатного занавеса, мало ли чего проекция, красные складки, mon dieu, – он будет в белом каком-то мундире с золотыми шнурами и мягких фиолетовых, почти пижамных брюках, и лицо у него будет в золотой штукатурке, но гладкое и спокойное, как и должно быть.
я возьмусь его фотографировать – от идеи пассивного наблюдения я отказалась, как только вошла сюда, потому что все это слишком красивое, мне слишком важно это помнить, чтобы полагаться на свою память. но сфотографировать его как следует будет невозможно, потому что он станет сверкать и отсвечивать, мальчик из фольги, и золотые шнуры на белом делу не помогут, разумеется.
он будет вытягивать красивую шею. он будет, что неожиданно, очень хорошо петь – первым споет le trublion, начнет почти речитативом, и я растеряюсь: это же громкая, злая песня, – но он будет улыбаться и говорить, и это будет то, что надо.
не один и не два раза он подскочит к гитаристу в дурацкой серой шапке, в похожей на такую иногда ходит солаль у себя в соцсетях, и микеле будет приседать, и кивать ему, и вертеть по кругу рукой, и совершать все эти условные финты, которые изобличат в нем стареющего рокера – это именно вдруг станет ясно, что микеле, который отродясь рокером не был, а был поздно нашедшим свою популярность опереточным певцом, умудрился состариться с этой невоплощенной мечтой о рокерстве, которую волок за собой лет, я полагаю, с тринадцати. и вот он будет приседать и кивать и вертеть рукой, и я буду смотреть на него и радоваться, потому что вообще не важно, что он делает с точки зрения музыкальных критиков, важно, как он себя внутри этого чувствует.
еще это будет почти что самое театральное, что я видела в своей жизни.
потом он положит руку на плечо гитаристу и приляжет на него головой.

во второй части он накрасит себе рот малиновым и будет много этим ртом улыбаться. будет на каждый выход менять наряд. ходить карличьей походкой, которой, пожалуй, несколько лет назад готовил себя к прыжку. делать меньше резких движений. будет вообще-то толще, чем раньше. не всегда получаться на фотографиях – но на половине все равно только потому, что вспыхивает, как зеркало, хотя все наряды, кроме одного, будут черные.
все это время на сцену будут волнами накатывать люди, падать у бортика и через него протягивать цветы в целлофане, и я буду закатывать глаза до тех пор, пока преисполненная особенного рвения толпа не бросится к нему ровно перед словами я проклинаю розы, и это придаст происходящему некоторое сходство с перформансом.

все они будут каждый раз говорить: спасибо, и я буду возмущенно отвечать: спасибо вам.

ах да, а еще весь первый час все они будут самую чуточку не успевать за музыкой, петь в своем ритме, не с первого раза давать резкое резким и нежное нежным, путаться в словах или намеренно их пропускать, микеле половину арии споет так, как я могла бы петь на французском. и от этого будет только лучше, потому что будет видно, как они заново притираются к своему исполнению, влезают в него. мне бы хватило того, что они ходят и улыбаются скрипкам в оркестре, но нет – они еще живее.

потом объявят антракт, и я буду тосковать о воде и о продолжении. в продолжение дадут флорана. развернут из ящика с черным атласом и выпихнут, с микрофоном и в слишком тесных джинсах, и он ни разу не пробудет на сцене по ощущениям дольше трех минут.
он будет ужасно профессионален. он не сделает ни одной ошибки, хотя будет петь в два с половиной раза быстрее привычного и при этом приседать у края сцены, отдельно благодарить каждого человека с букетом, снова вставать и быстро-быстро ходить из стороны в сторону. он будет так клиентоориенитрован, что станет разговаривать и на русском, и на английском. он все же ошибется – когда завопит на русском, что водка москва круто, споткнется и чуть не свалится в зал. он сядет на краю сцены и будет болтать ногами. он сядет на ступеньку и будет болтать с оркестром. он будет половину одной песни надевать пиджак не той стороной во имя меметичного выступления трехлетней давности и чтобы все оценили, насколько грациознее он делает это сейчас.
потом диан с голой ногой, ноэми в красном мундире и маэва в блестящем комбинезоне явятся обвинять его.

зал будет орать-надрываться.

потом он появится снова, весь этот час отведен на самом деле ему, теперь он будет в белом, они спустятся по ступеням вместе с микеле, будут петь и улыбаться друг другу, и все случайные фотографии, зафиксировавшие их идущими в разные стороны, будут выглядеть драматично, у меня их будет двадцать, и я все сохраню.

песня, которую я люблю, и которую, как мне пообещали, ни за что не услышу, тоже будет. ее микеле споет вместе с ноэми и поцелует ноэми так, что нам не будет видно.

после этого вдруг будет конец, и они высыплют на сцену все блестки, что есть, и вдруг к ним понесутся люди, и тогда мы тоже рванем, что мы, дуры что ли, не рвануть, и вмешаемся во второй ряд почти самыми последними, а там, воздев руки под сценой, попадемся в чье-то видео, пару сантиметров не дотянемся до чьей-то руки, будем прыгать, будем орать, они споют на бис две самых известных песни, все будут улыбаться друг другу, маэва покажет солалю язык, арфистка помашет солалю рукой, на следующее утро все это вместе с моей лысой башкой окажется у него в соцсетях, а пока они будут петь и улыбаться все вместе, ходить туда и сюда, что-то вытворять руками, говорить одни и те же слова по-русски, и наконец поклонятся и разбегутся,

и тогда мы медленно начнем расходиться тоже, и чтобы меня не увидела вездесущая ученица, я надену парик.

и все это в будущем, потому что теперь я думаю, что не могла всего этого заранее не сочинить себе, в эти самые несколько минут первой арии, иначе почему я так мало волновалась, что это может случиться не так.

конечно, и здесь было место для страдающей выдумки: когда микеле и ноэми допели и поцеловались, они разошлись в разные стороны длинной сцены. это было как раз перед первой песней флорана, никто его еще не видел, и флоран выскочил из-за кулис, выставив вперед раскрытую ладонь, и микеле сейчас же подставил под нее руку, и это выглядело картинкой, на которой персонажам подписывают смешные роли: это я, это мои попытки наладить личную жизнь, это мои деструктивные прошлые отношения. такой картинкой, только танцующей и блестящей. ангстовик-затейник в моем лице всегда найдет, чем развлечься.

мы не пошли ни к какой служебке ни за какими фотографиями, хотя после их настоящих гладких лиц и рук, которые не получилось потрогать, страшно хотелось чего-то еще. хоть в мариотт.
но на самом деле страшно хотелось совсем другого.
для такого надо переезжать в париж, овладевать французским, бесконечно тереться возле одних и тех же мест, пить один и тот же кофе, может быть, устраиваться работать туда, где этот кофе дают, и однажды воспользоваться любезно предоставленной судьбой возможностью этот кофе дать, и так долго, долго, долго,
но оттуда недалеко до плаката на стене однокомнатной квартирки, которому ты красишь губы, а потом поливаешь лаком для волос отросшие до приличия волосы и поджигаешь себя в аэропорту, откуда тот, ради кого ты изначально все это проворачиваешь, улетает в корею, или в итальянскую чериньолу, или в москву на концерт. к этому моменту твоя семья давно разрывает с тобой отношения, твои умные друзья отписываются от тебя в инстаграме, твои тексты лежат недописанными, потому что –

И ЭТО ПРАВДА –

тяжело и неловко и, кажется, незачем писать что угодно, с трудом и по нескольку раз формулировать какие-то свои соображения по поводу ранней жизни того, кого ты не знаешь, в итальянской чериньоле.
это и так-то всегда тяжело и неловко, и приходится постоянно проводить скучные ритуалы, с трудом и по нескольку раз формулировать: зачем это делается, если не для восстановления истины, – и так образ героя удается чуточку затуманить. главное не переборщить, чтобы не только со стороны, но и самой в процессе не показалось, что он потерял сходство с оригиналом, перестал быть оригиналом. потому что здесь другая загвоздка: зачем это делается, если герой не тот, а другой, непонятно какой, про кого, а стало быть, для кого это пишется.
а когда ты почти что трогаешь героя за гладкую руку – все по новой.

но хорошо все равно. я подпрыгивала, выбрасывая вперед ступню с натянутым носочком, до самого порога вагона метро.

я хожу туда, чтобы проверить и убедиться, что микеле хорошо себя чувствует, вот как. и за мое прилежание половину чудовищной суммы за оперетку мне разрешают скостить.

@темы: тексты, проза, оперетка, нет, я должен танцевать!, музыка, завещание крессиды

16:56 

два корабля / боюсь

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
19:56 

lock Доступ к записи ограничен

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:20 

элис токлас

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
однокурсница соня сочувственно улыбнулась, я в ответ улыбнулась весело.

ночевала в нарядном бордовом бархатном платье в обнимку.

был крайне вежливый разговор с научным руководителем, по смыслу про то, что я нихуя не сделала, но извиняюсь, а он недоволен, но доволен, что извиняюсь.

наталья михайловна курила во дворе мусейона и подкалывала мотю, который вкладывал между пальцев и прижимал к губам сигаретой полосатую вафельную трубочку.

наблюдала на выборах с правом совещательного голоса, наблюла
двух человек одного со мной возраста
и бабку, которая двадцать минут бормотала себе под нос комментарии к каждой строке бюллетеня,
единая россия, говорила она, это медведев, гнать его надо в шею, козла такого, и собянин, на кой черт он пять раз метро перестраивает
и бабушку с сукровичной ссадиной под глазом, которая выходит на улицу дважды в день и только вчера приболела, и ни разу, говорила она, ни разу не видела ни одного плаката
и старушенцию, которая позвала меня к урне, чтобы обсудить наши взгляды на партии, поставила галку напротив яблока и стала искать зюганова, чтобы его тоже отметить, пришлось останавливать ее, ни за что не прикасаясь к бюллетеню руками, единая россия жулье, шамкала она
и бабульку, которая услышала имя явлинского и громогласно возопила, на кой он тебе нужен, дура
и мамашку с нарощеными ногтями, которая взяла этой рукой ручку своей маленькой дочки во всем розовом и поставила галку единой россии
и детей, которые играли в магазин через окошки пенопластовой избирательной будки
и старушку, которая явилась за двадцать минут до закрытия участка и долго ругалась, что мы, наблюдатели с правом совещательного голоса, не совещались о мерзкой музыке, которая играет на входе.
это было как разобрать пылесос или холодильник и разобраться, как он работает.
все десять человек комиссии оказались просто людьми, которые хотели быстрее хорошо сделать свое дело и уйти спать домой, и они благодарили нас за то, что мы помогли им, и все цифры у нас сошлись.
наконец мы вывалились на улицу, было светло от фонарей, мы сели в такси и доехали до своих домов, я прямо в ночи взялась рассказывать об этом отцу и уснула в четыре,
чтобы на следующий день проснуться к десяти и понять, что все опять никуда не пришло.

получила тысячу рублей от коммунистов и послушала, как говорят о будущем страны старики в вылинявших рубашках. как и следовало ожидать. как о прошлом.

сидели втроем за писаниной на охотном ряду, потом вдвоем на спортивной. ели горячую картошку из фольги. текст получается как горячая картошка. его очень вкусно писать.

испытала огромное желание поехать с одной из преподавательниц смотреть любое искусство, какое она захочет, и по вечерам петь ветхозаветную переделку "все идет по плану". подозрительно. неужели опять скрижали.
подходила к ней между пар в мерзковампирском макияже уточнить насчет конференции. она очень верующая тетка с пятью детьми, а я крашу глаза губной помадой и громко разговариваю про феминизм => было неловко. она сказала: первое заседание у нас вводное про состояние иконографической науки, а на втором будет интересный доклад такого-то про сильных женщин. и посмотрела на меня с интересом.

три часа вместо французского ковырялась во французских мюзиклах.

сидела в старбаксе. за соседним столом сидела компания то ли пьяных, то ли перформеров. они громко повторяли каждую стандартную псевдодружелюбную реплику бариста.
здравствуйте – ЗДРАВСТВУЙТЕ!
как вас зовут? – КАК ВАС ЗОВУТ МЕНЯ ПЕТЯ!
до свидания – ДО СВИДАНИЯ!
хорошего дня – ХОРОШЕГО ДНЯ!
пампкин латте для маши готов – МАШ ВСЕ ГОТОВО!
так четыре часа. если это был перформанс, он мне понравился.

после первого моего семинара был сорок седьмой день рождения папеньки. я вдруг смогла вдохновенно рассказать, как я им восхищаюсь, что он вообще в состоянии после дня разговоров с людьми еще и с нами разговаривать, а мы злимся на него за то, что он разговаривает недостаточно радостно.

наконец доехала до лемура. за время моего прозябания ее успели перевести в немодное здание библиотеки. пили чай за дспшным столом. она говорила своим чудесным голосом. выдала книжки мальчику лет семи, пришедшему самостоятельно, это меня почему-то изумило. за час до закрытия сели смотреть chansons d’amour. потом гуляли. я соединяла улочки и наконец втащила ее на мост. мы лежали там на белом коробе для проводов и пялились на желтые огни вдоль реки и дремали. потом с нами решили познакомиться мужики. сначала было даже смешно, я хохмила с ними, рассказывала, где учусь, вдруг один влез на короб и лег рядом с нами, мимо пошел полицейский, я крикнула ему простите пожалуйста, и они заржали: думаешь, он вам поможет? я тоже засмеялась – у него на спине была надпись РУСЬ, конечно, он не стал бы никому помогать. все еще не было страшно. лемур резко села. и вдруг они ушли. мы остались. минут через двадцать полицейский прошел в другую сторону и улыбнулся нам.

пришла домой, и когда маменька напомнила мне про одно простое дело, наговорила ей мерзостей, потом сползла на пол и стала там рыдать, кашляя и давясь. папенька пришел домой и не мог ничего понять. я спряталась в комнату и разрезала руку ножницами. потом пришла Д и стала говорить со мной. я задыхалась и не могла отвечать, и из руки текла кровь. Д сказала:
— ты все время смотришь на всех свысока и говоришь презрительно.
это выглядело так странно.
Д сказала:
— сейчас с тобой хотя бы можно нормально поговорить.
я не могла открыть рот, чтобы ей ответить.
потом пришел папенька и принес мне тоненький молескин в клеточку, который его коллега привезла ему из милана.

@темы: нет, я должен танцевать!, налей себе ещё немного экстраверсии, вы поступили в лучший вуз страны - says the whisper behind you, акробатцы, artorian

22:10 

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
внезапно собрала в кучу некоторые тексты. про самойловых набралось две с половиной тыщи слов. в этих тыщах семь кусков разных текстов. еще есть два текста без слов у меня в голове. одна сказочка в видимо потерянной тетрадке. нечто странное хореем с замахом на федота-стрельца. недостаточные для текстов изящные замесы. десяток хэдканонов разной степени отчаянности. просто факты из бриллиантовых статей фанклуба начала двухтысячных — их все тоже обязательно надо куда-то впихнуть.

никогда ведь ничего не напишу.

@музыка: корвет

@темы: тексты, нет, я должен танцевать!, незаконченное, акробатцы

20:59 

lock Доступ к записи ограничен

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
жесть какаято

URL
18:17 

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
правила:
1. я смотрю 100 (или больше) фильмов в 2013 году с 1 июня 2013 2014 2015 2016 2017 по 1 июня 2014 2015 2016 2017 2018 года.
2. я веду им счет в этом посте комментариях к этому посту.
3. я записываю каждый фильм, который посмотрел.
4. если хотите мне что-то порекомендовать, рекомендуйте. есть что сказать, говорите.

2013/14

2014/15

2015/16

2016/17
запись создана: 12.09.2013 в 20:03

@темы: нет, я должен танцевать!, не по дням, кино, this room contains some references to nudity and sexual content

22:47 

история про косплей (?)

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
практика показывает, что как только какой-нибудь персонаж меня вдохновляет, я за неимением оригинала начинаю в него наряжаться
это происходит не очень осознанно
видимо, отсюда — помимо проблемы лишних десяти килограммов на моих боках о эти тощие телепаты вампиры и музыканты — берется проблема понурого ебала там, где оно должно быть жизнерадостным, и жизнерадостного там, где оно должно быть понурым

читать дальше

@темы: сии наручники связали нас узами дружбы, нет, я должен танцевать!, велком ту наша машинка, акробатцы, he touches hendry and sets him on fire, college of st joanne

18:10 

ДОМ

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
10:06 

еще один новый год

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)


(я перезапустила Королевство и очень этому рада)


~11000 слов

@темы: тексты, проза, нет, я должен танцевать!, Королевство

19:44 

lock Доступ к записи ограничен

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:39 

дневник бриджет ричи

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
14.08.2015 в 22:49
Пишет _lumos_:

14.08.2015 в 17:05
Пишет slowspock:
14.08.2015 в 15:54
Пишет michi gun:

дядькины королевские мужики
«Агенты А.Н.К.Л.» - это, кроме того, что просто замечательный фильм, еще и красивое, откровенное, искреннее признание Гая Ричи в любви к Мэттью Вону.
Немного предыстории: когда-то Гай Ричи и Мэттью Вон очень дружили. Фильмы, с которых для всех начался Гай Ричи, - «Карты, деньги, два ствола» и «Большой куш» - фактически были сняты в соавторстве. Ричи сидел в режиссерском кресле, Вон сидел в продюсерском, и всем процессом они руководили вместе. Потом был «Костолом» Барри Сколника, который они вместе продюсировали, - с той же актерской командой, Винни Джонс, Стейтем, Флеминг, Белл, вы их всех знаете. А потом была Мадонна.
Гай Ричи женился на Мадонне в 2000 году, и Вон был его шафером, что вы могли прочитать в Википедии. Чего в Википедии нет, так это истории разрыва дружеских отношений Ричи и Вона: после свадьбы Ричи загорелся идеей снять Мадонну в фильме, Вон предупредил его, что это плохая идея, но все равно финансировал проект, который в итоге получил пять «Золотых малин». После этого Ричи и Вон вместе больше не работали, Вон в одиночку снял «Слоеный торт», благосклонно принятый и критиками, и зрительской аудиторией, и с этого началась его режиссерская карьера. И закончилась дружба с Ричи.
И вот прошло больше десяти лет. Ричи давно уже развелся с Мадонной, оба режиссера отошли от формата камерной криминальной трагикомедии и борются за звание культовых, Вон экспериментирует с жанрами, Ричи играет с классикой.
Вон снимает фильм про шпионов. Ричи снимает фильм про шпионов.
В «Кингсмене» Вон передает Ричи привет сценой в церкви: с чем бы ее ни сравнивали, каких бы режиссеров ни вспоминали, это прямая отсылка к первому фильму Ричи и Вона, к оставшейся за кадром перестрелке в «Картах, деньгах, двух стволах», в которой не выжил ни один человек и ни одного человека не было жаль.
В «Агентах А.Н.К.Л.» Ричи не довольствуется одним приветом. Он буквально говорит: «Смотри, этот фильм мы могли бы снять вместе». Он берется снимать историю, которая косвенно связана с самим Воном: в оригинальном сериале Наполеона Соло играл Роберт Вон, которого Мэттью долгое время считал своим отцом и по просьбе которого работает под этой фамилией в киноиндустрии. Премьера трейлера «Агентов» должна была состояться перед премьерным показом «Кингсмена». До этого сама премьера фильма была запланирована на январь, но ее перенесли на лето – ровно на полгода после фильма Вона, словно с целью избежать столкновения в прокате. Намеки и шутки в самом фильме – слова насчет мужских костюмов, сцена в воде, в какой-то момент с точностью повторявшая сцену из «Первого класса», проблема отцовской фигуры, столь любимая Воном, и Хью Грант в роли Колина Фёрта.
Проще было 116 минут крутить на экране розовое в блестках «Давай помиримся, Мэттью!», но Ричи не ищет легких путей. Через год нас ждет его новый фильм – «Рыцари круглого стола: Король Артур».

URL записи

URL записи

URL записи

@темы: нет, я должен танцевать!, кино, he touches hendry and sets him on fire

01:55 

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
прямо сейчас я лежу на полу в своей комнате на втором этаже свежевыстроенного дачного дома ближе всех остальных дачных домов к железной дороге (когда мимо едет товарный поезд, пол трясется, а вместе с ним и матрас, на котором я сплю, без кровати и в розовом постельном белье матрас похож на бутерброд с докторской колбасой без хлеба) и набираю пост пальцами со свежевыкрашенными в черный ногтями в блокнотный документ, который я назвала Microsoft Word Document, потому что с лицензией на настоящий ворд на ноутбуке в очередной раз что-то случилось, то же самое случилось со здешним вайфаем, поэтому, когда этот текст появится там, куда я изначально планировала его поместить, время будет уже далеко не "прямо сейчас".
по-хорошему, мне стоило бы продолжить читать учебник по философии, потому что еще одна тройка (человек, который поставил мне первую тройку в этом учебном году, оказался однокурсником никольского и пообещал нажаловаться ему на меня, и я могу долго и жалостливо рассуждать о том, почему я все еще в состоянии ответить тему, которую я учила по меньшей мере четыре раза, на оценку удовлетворительно, но это довольно скучная тема для разговора) станет не лучшей цифрой в нумерологии этой сессии, даже если будет выглядеть, как пятерка, потому что мы учимся по десятибалльной системе.
на прошлой неделе я сдала курсовую, и самым драматическим моментом этой истории стало не прощание с уродливыми младенцами (приложение 1, 20 страниц цветной печати в копицентре за углом), а заламывание рук в учебной части, когда куратор сначала заставила меня заново распечатать текст, потому что я неправильно пронумеровала страницы, а потом отказалась принимать его, потому что вариант с правильной нумерацией больше не совпадал с вариантом с неправильной, который я загрузила в систему антиплагиат.
на этих выходных я решаю тесты, положив листочки на репродукцию "подсолнухов" ван гога, кутаюсь в огромную прокуренную рубашку сестры, чтобы чувствовать себя одиноко, сижу на подоконнике, свесив ноги, и путаю ворота со свиньями, все это потому, что все это: репродукция, рубашка, окно и учебник латыни, - почему-то оказалось у меня в комнате, а выходить из комнаты тоже категорически скучно.
к родителям приехали их друзья, по сему случаю они приготовили ужин, и в окно пахнет огнем.
вру, один раз я все-таки была на улице. велосипед - это ужасно здорово, совершенно так же здорово, как шесть лет назад на старой даче. мы доехали до магазина, чтобы маша купила себе такое же мороженое, как шесть лет назад, и мимо нас прошли мужчина и женщина, они разговаривали так:
- завтра или послезавтра?
- послезавтра или завтра?
- в воскресенье или в понедельник? - а потом мы уже их не слышали, потому что они ушли слишком далеко по тропе.
сегодня вечером я вернусь в москву и примерно тогда смогу выложить этот текст, а так же скачать еще одну главу другого текста. все это дело в очередной раз заставило меня востерпетьнемочь саму себя, и я опять столько времени трачу на сравнивание собственных возраста и достижений с чужими, что его хватило бы на вполне себе самосовершенствование, если бы я, собственно, не тратила его так.
еще я ужасно неловко подражаю чужому стилю - пока, правда, удерживаюсь от того, чтобы подписывать унылые шуточки об этимологии слова "трахаться" буквами С или Р.
последние несколько недель мне не нравится в себе ничего, я даже перестала восхищенно пялиться в зеркало на собственные волосы, а значит, пришло время что-нибудь сделать.


когда ехали домой, я улеглась на заднем сидении, запрокинула голову и послушала piper at the gates of dawn, наблюдая перевернутые деревья, небо, которое вверх ногами выглядит совершенно так же, как и в обычном своем состоянии, и тысячу полосатых теней на потолке, да, тени были очень кстати. нас трясло на кочках, фонари внезапно врывались в окно, и можно было закрыть глаза, упершись макушкой и пальцами ног в противоположные двери, и еще долго видеть тонкие золотые рельсы.
на lucifer sam кот совершенно ошалел, несколько раз открыл окно, в ужасе дышал через рот, залез к папе на колени, и папа чуть не врезался в столб. потом лежал на мне, ежеминутно съезжая. потом начался interstellar overdrive, который я хотела пропустить, потому что недавно случайно послушала его в метро четыре раза подряд, но не пропустила, и тогда кот, видимо, решив, что инструментальным композициям не хватает живости, стал ходить по мне, для остроты ощущений наступая мне на селезенку и горло одновременно.
сейчас он спит у меня - даже лапы не вымыл, мерзавец.

@темы: нет, я должен танцевать!, музыка, диа ложечки, вы поступили в лучший вуз страны - says the whisper behind you, 57

21:00 

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
сибил выжрала мне мозг проклятым пинк флойдом и уехала в шотландию, на прощание скинув мне на почту пятую главу текста, в которой герой первый и герой второй должны наконец-то потрахаться.
кодовые имена и грубые глаголы присутствуют здесь исключительно для маскировки, потому что сибил со своим текстом сотворили со мной что-то очень новое и очень устрашающее, и оно продолжается уже почти неделю даже тогда, когда они не сообщают мне, что хотели бы проткнуть меня сосной, и не смотрят со мной "лолиту".

вчера я пережила очередной приход и написала сибил сто проникнутых отчаянием сообщений, которые она прочтет только через десять дней.

очень интересно.

@темы: музыка, налей себе ещё немного экстраверсии, нет, я должен танцевать!, проза

03:51 

lock Доступ к записи ограничен

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
05:28 

СЛЭША НЕТ

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
под катом тот самый текст, который мы с Мари начали писать еще летом, а потом это стало тяжело, и мы остановились, и он лежал недоделанным довольно долго, и я чувствовала себя из-за этого неуютно.
я торжественно объявляю его готовым.
вообще-то он мне не нравится. мои немногие фанфики должны быть очень логичными, и герои их должны очень красиво разговаривать. здесь ничего этого нет.
зато здесь есть то, чего я никогда раньше не делала с текстом.
например, я писала за чарльза, а Мари - за эрика, и в тот момент, когда сюжет дошел до разговора, никто из нас не решился взять на себя эту ответственность, поэтому мы просто встретились и поговорили через персонажей. мы очень разозлились, перенервничали и не успели собраться, вышло довольно нелепо, но я почему-то думаю, что разговор в такой ситуации в любом случае получился бы нелепым. это как будто греет мне душу.
кусок про убийство кеннеди я люблю так страстно, что читала его вслух обоим родителям.
чарльз соткан весь из потока сознания, эрик стаканы от страсти грызет.

читать дальше

@темы: тексты, проза, нет, я должен танцевать!, налей себе ещё немного экстраверсии, завещание крессиды, he touches hendry and sets him on fire

23:17 

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
девочка Д показывает мне корейские клипы



не черик

@темы: нет, я должен танцевать!, музыка, he touches hendry and sets him on fire

02:15 

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
сегодня маменька разбудила меня в 8, хотя первая пара начиналась в 12:10, и я не знаю: то ли она испытывает еще больший хтонический ужас перед этим городом, чем я, и считает, что меньше чем за три часа до семеновской не добраться, то ли я распечатала не то расписание. первое, конечно, невозможно - прошлым летом в нью-йорке изнывали мы с дашей, она чувствовала себя отлично. дело во мне, хотя это и печально, учитывая, что всю первую неделю нас учили искать информацию на вышкинском сайте.

в среду мы с Д доползли до парка горького к трем и посидели на траве, пока обаятельный рыжий еврей говорил об опыте эмиграции. потом мы дошли до шатра с любовью, в который нас очень зазывала актив-тренерша алина (потому что чем же может интересоваться искусствоведческая первокурсница, как не благоустройством собственной личной жизни). в шатре было тесно, но рядом стояли юноши с блокнотами, которым можно было оставить свой номер телефона; впрочем, когда мы поняли, что к чему, ведущий любви закричал в микрофон:
- меняемся, тема на следующие две минуты: "если бы мой отец был суперменом"! -
и нам удалось скрыться незамеченными.
у стола студорганизаций тоже была толпа, но я заявила, что не переживу, если не вступлю в местный клуб анархофеминисток, и мы полезли в самое пекло.
на входе нам выдали бумажки, где были все двадцать названий и свободное место. каждая организация давала задание и за его выполнение ставила на свободное место печатку. за все двадцать печаток можно было получить приз. при этом мы с Д успели сделать селфи с тремя случайными людьми в синей одежде, ответить на вопрос про замужних женщин и нарисовать николая расторгуева, прежде чем поняли, что никто еще не объяснил нам, кто они и почему им нужен именно расторгуев. в итоге приходилось размахивать листком и кричать, что приза мы не хотим, чтобы узнать, что в вышке есть две газеты, два объединения про стажировки и что-то про экологию и благотворительность. по-моему, эти печатки очень хорошо отражают всю систему.
в итоге большую часть времени мы вели беседы о кейпоперах и макфасси (общая черта - кроссдрессинг), сидя на скамейке под каштаном, и один раз мимо нас даже прошел паша успенский с кудрявой дамой, но полтора года назад я так и не поговорила с ним про стихи, поэтому он меня не узнал.

вчера я дошла до пятьдесят седьмой и посидела на уроке у маленьких гуманитариев - мальчиков у них столько же, сколько девочек, и они очень трогательно читают гекзаметр. у одной из девиц уже малиновые волосы, и ароновна изображает, как она вертит пальцами, отвечая (хотя, кажется, кто бы говорил). ароновна заплатила за мою еду, напоила меня кофе из собственной чашки, я пообещала найти ей пьесу на этот год, я пообещала подосинову прийти к маленьким гуманитариям рассказывать про взрослую жизнь, я пообещала никольскому приходить смотреть кино, я ничего не успела, потому что бежала к врачу, и теперь мне одновременно хорошо и тоскливо.

к слову о врачах - сегодня я не смогла пойти в поликлинику, потому что училась, а дальше этот терапевт или окулист оказался занят до конца месяца. я не знаю, как люди ходят к врачам не по страховке, и это довольно страшно, надо сказать.

к слову о сегодня - идти туда не имело, пожалуй, особого смысла, и я могла бы уже получить свою справку и ходить на свое ушу. на экономике меня хватило на двадцать минут, за которые лектор три раза повторила одно и то же (или не одно и то же, но тогда у меня проблемы), а потом я решила дочитать макса фриша и написать раскадровку к макфасси, который обнаружился у меня в блокноте в количестве трех страниц и о происхождении которого я ничего не знаю.
в конце второго модуля у нас экзамен, но я думаю о нем не больше, чем о том, чем я буду заниматься, когда выпущусь.

от кирпичного переулка до метро мы шли вчетвером: я, Д, девочка Р, которая хотела поговорить со мной о фассбендере, и девочка, кажется, Л, которая выглядит, как я четыре года назад, и которой нет вконтакте, поэтому со всеми вышкинскими идеями социализации я боюсь за нее еще больше. можно добавить сюда же девочку, к которой мы с Д подсели за стол, когда явились на кирпичную за час до пары - она поставила в предложении вопросительный знак и вопросительно сказала, что пишет фанфик по игре престолов. ее имени я не знаю, потому что после десяти минут невежливой анонимности она спросила:
- можно узнать ваш ник? - и я в сотый раз подумала, что не знаю, как удобно говорить его по-русски. когда года два назад о нем узнал дракула, он какое-то время называл меня ведро. ее ник состоит из одного слова и двадцати двух букв, так что пока мы квиты.

не то чтобы я удивляюсь количеству фандомных людей. мне скорее обидно, что есть четверо, которым можно разыгрывать в лицах разговоры джеймса макэвоя с интервьюерами в 2011, но при этом никого, кто would want me as myself for once, задыхается хью джекман в моей голове. ишь чего захотела на второй неделе. но у меня как-то так получается, что люди, с которыми мы говорим про фандомы, обычно сначала долго занимаются со мной синхронной глубоководной рефлексией и понимают про мое трепетное отношение к персонажу. это же не просто шутки про геев, вы чего.
впрочем, у меня есть целых четыре года, чтобы дойти до обсуждения просаподосисов и/или волос в ушах.
вы не хотите обсудить со мной эти конкретные волосы? в смысле: каков процент фандомных людей в вашем окружении, и что вы делаете, когда видитесь, кроме того что горите? с чего начиналось ваше общение; приходили ли вы в фандом вместе с кем-то или приводили ли в него кого-то? должны ли ваши друзья любить то, что любите вы? делите ли вы друзей на фандомных и нефандомных?
это интересно, правда.

@темы: нет, я должен танцевать!, налей себе ещё немного экстраверсии, завещание крессиды, дракула, вы поступили в лучший вуз страны - says the whisper behind you, Мари, 57

17:45 

датский

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
19:55 

гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)
со мной не происходит настолько ничего, что мне нечего писать в твиттер
но вот первый класс с субтитрами из семи психопатов

много скринов

@темы: нет, я должен танцевать!, кино, he touches hendry and sets him on fire

комизм тотальности мелочей

главная